26 11. 2010

Часть 1. Дракула и Ко. Глава 01.


Глава 1.

— Где мы? – в поисках ответа Тимофей все еще шарил глазами по потолку, наверху ничего не было.

— Тим!!! – раздалось из темноты. — Топай к нам.

— Как? Я ничего не ви… – Тимофей поперхнулся на полуслове, и было отчего поперхнуться. Он видел всё, видел в кромешной тьме. Новое зрение было непохоже не на оптику с эффектом ночного видения, не на видение инфракрасного излучения. Он просто видел все окружающие его предметы, видел, как днем. Тимоха видел друзей, восседающих на деревянных бочках посередине комнаты, он четко различал не только их фигуры в полной темноте, но и лица: утонченные черты Гарика, гордящегося своим профилем (профиль был виден особенно четко), тонкие губы, серые глаза, вьющиеся волосы, — ничто не могло ускользнуть от глаз Тимофея. Он перевёл взгляд на Михаила: среднего роста, коренастый, брюнет, глаза карие, волосы черные, прямые, особых примет не имеет, в порочащих связях замечен не был. «Тьфу ты, Господи, какая чушь в голову лезет, хватит их описывать, как потенциальных преступников» — прервал сам себя Тимоха. — «А всё-таки забавно: я их вижу так, как будто они передо мной стоят».

Гигант огляделся, перед ним возвышался стеллаж с бутылками, покрытыми налетом пыли и паутины, одна лежала разбитой на холодном каменистом полу у подножия этого деревянного сооружения. Он наклонился, в ноздри ударил терпкий аромат вина.

Тимофей перевёл взгляд на окружающие его предметы. Помещение, в котором находились друзья, напоминало огромный винный погреб: кругом стеллажи с тысячами бутылок. Стеллажи перемежались пирамидами, сооружёнными из деревянных бочонков. Ничего, напоминающего родной гараж, не было: ни шкафов с инструментами, ни разбросанных по полу запчастей, ни, самое главное, только что загнанного внутрь автомобиля.

Великан взял с полки две бутылки вина и твёрдым шагом направился в сторону Гарика и Михаила.

— Есть предположения? – Тимоха сел рядом с друзьями.

— Это – не твой гараж, — усмехнулся Михаил.

— Наблюдательно, — парировал Тимоха.

— Ты замечал за своим гаражом что-нибудь подобное ранее? – осведомился Гарик.

— Нет! Мой гараж был всегда одних размеров, он не сужался и не расширялся, в нем никогда не было винных стеллажей и бочек. Гараж – он и в Африке гараж.

— Давайте рассуждать логически, — Гарик обвёл друзей многообещающим взглядом, — В гараже пропал свет, а когда к нам вернулось зрение, то гараж перестал быть гаражом Тимохи, следовательно… – он замолчал

— Что, следовательно? – хором спросили Михаил и Тимофей.

— Да не знаю я, что следовательно, — обессилено выдохнул Гарик, — Давайте, что ли, выход отсюда поищем.

-Здравая мысль, — отозвался Тимофей. — Откуда начнём искать?

Друзья огляделись по сторонам, но не увидели ни намёка на дверной проём, вокруг них стояли, лежали и прислонялись к стене бочки. Стеллажи закрывали остальную видимость.

-Предлагаю разделиться, — начал Тимофей.

— Вот уж дудки, — запротестовал Михаил, — никаких «делиться». Будем искать все вместе.

-Вместе, так вместе, — Тимофей соскочил с бочки, и, к своему удивлению, запутавшись в накидке, рухнул на пол.

— Ты где успел таким прикидом разжиться? – спросил Михаил.

— На себя посмотрите, клоуны, — буркнул с пола Тимофей.

Гарик и Мишок переглянулись. В каждом взгляде читалось изумление. Место привычных джинсов и футболок заняли шикарные черные фраки, оканчивающиеся длинными полами. Вороты безукоризненно белых рубашек обрамляли бархатные галстуки-бабочки. Черные лакированные туфли посверкивали узорными пряжками. Однако подобная метаморфоза  с одеждой не привела друзей в восторг.

— Где мои джинсы? – кипятился Гарик, шаря рукой по карманам фрака. — У меня там деньги, ключи от квартиры, да где же они?

— Мда…- разочарованно вздохнул Михаил. — Жвачка, и та пропала, а жаль, вкусная была, вишневая.

— Ты что издеваешься? – Гарик разошелся не на шутку. — Как я теперь домой попаду?

— Девочки, хватит ссориться, — Тимофей стряхнул с брюк налипшую грязь. Помимо фрака плечи его обрамляла накидка, черная с лицевой стороны и алая с изнаночной. — Будем искать выход.

Друзья направились к ближайшей стене. Гарик потрогал поверхность, камни на ощупь оказались холодными и шершавыми, кое-где выступали наросты мха и плесени.

— Будем двигаться по стене вправо, — скомандовал Михаил. — Вперед!

Они шли не останавливаясь, огибая стеллажи и перепрыгивая бочки. От дыхания исходил пар, но холода не чувствовалось.

-Что это? – Михаил указал рукой в сторону возникших на горизонте неподвижных силуэтов.

— Это…- Тимофей не поверил собственным глазам. – Это! — он оторвался от друзей и побежал вперед. — Мужики, это колбаса! Да тут до фига всего: колбаса, окорок, беконы разные. Идите скорее сюда.

Мишок и Гарик поспешили к третьему товарищу. Тимофей уже сидел под грудой копченостей, развешанных на крюках.

— Я фо шо ума, — произнес Тимоха, старательно пережевывая огромный кусок только что снятого окорока.

— Ни на секунду нельзя оставить, — ухмыльнулся Гарик, — уже нашел колбасу и жрет втихаря. Ты хоть руки помыл?

— Я вот что думаю, — повторил Тимофей, невзирая на обвинительную тираду Гарика, — сделаем пока небольшой привал, тут мяса, хоть заешься, вина, хоть залейся и лавочки удобные. Вы только попробуйте, вкуснятина, чесночком отдает.

— Какие лавочки, — не понял Михаил.

— Вот эти, — Тимофей хлопнул по своему деревянному «трону».

— Ни хрена себе, лавочки, ты вообще видел, на что садился? Мишок, мне сейчас плохо будет.

— А что такое? Что такое-то? Чем они тебе не нравятся? – Тимофей оглянулся и на какое-то мгновение даже перестал жевать.

То, что он поначалу принял за скамейку, оказалось самым настоящим гробом. Рядом с ним стояли еще два поменьше.

— Матерь Божья, — выдохнул Мишок.

— Меня не так пугает наличие гробов, как их соразмерность нашим бренным телам, — Гарик перестал дрожать от страха, и к нему вернулось логическое мышление.

— Чего? – не понял Тимоха.

— Того, — пояснил Гарик.

— Да объяснишь ты или нет? – руки Тимофея инстинктивно потянулись к шее Гарика.

— Объясняю. Гробов три, нас тоже. Вот этот, маленький, мне впору будет, в тот, побольше, Мишок вместиться, а вон тот, самый большой, как ты думаешь, на чью тушу рассчитан?

— Ясно, — обреченно вздохнул Тим. — Поели, попили теперь, значит, и помереть можно.

— Секундочку, — и без того серьезное лицо Мишка стало еще серьезнее, — если есть гробы, подходящие нам по размеру, то, естественно, существует тот, кто эти гробы сделал. Внимание, товарищи знатоки, вопросы: С какой целью? Чтобы нас всех туда упаковать? И где этот кто-то?

Все трое поежились от страха. Вокруг них плотным кольцом сгустилась сплошная темнота, дышащая могильной сыростью. Возможно, где-то во тьме прятался неведомый гробовщик. Перспектива встречи с ним представлялась друзьям отнюдь не в радужных красках.

— Пора дергать отсюда, — Тимофей судорожными движениями начал распихивать колбасу по карманам фрака. — Это тебе, — он сунул копченую свиную ножку в руки Гарика.

— Для самозащиты? – спросил Гарик.

— Для «пожрать потом», — бросил Тимофей, утрамбовывая очередную бутылку вина. — Ну и для самозащиты, конечно, всяко не с пустыми руками.

— Я, пожалуй, тоже возьму — Мишок снял с крюка палку колбасы.

Вооружившись продуктами, друзья начали осторожно пробираться вперед. Воины гастронома двигались по земляному полу почти бесшумно, стараясь не дышать. Неизвестно, кто или что могло притаиться за углом. В каждой бочке, в каждом стеллаже друзьям угадывался образ страшилища.

Наконец, показалась винтовая каменная лестница, ведущая наверх. Троица, не снижая бдительности, стала подниматься. Спина к спине, окорок к окороку, медленно, но верно, они поднимались все выше и выше. Все трое молчали. В конце подъема они уперлись в массивную дверь.

Тимоха взялся за ручку в форме головы гаргульи.

— Погоди, — Гарик вытащил из-за пазухи второй окорок. — Так сподручнее будет.

— Ну, с Богом, — Тимофей толкнул тяжелую дверь наружу. Дверь даже не шелохнулась. Он предпринял вторую попытку, но с тем же успехом.

— Сезам, откройся! – Тимоха и Гарик оглянулись на Михаила. — Да я просто попробовать хотел. Попытка не пытка.

— Отойдите, дайте мне, — Гарик протянул руку к уродливой морде и потянул ручку на себя, дверь со скрипом подалась внутрь.

— Все гениальное – просто, — гордость переполняла Гарика. — Ну, чего встали? Двинулись.

Друзья по очереди вошли в дверной проем. Они оказались в просторном кабинете. Посередине комнаты стоял стол, на нем аккуратной стопочкой лежали испещренные мелким почерком бумаги, рядом с бумагами стояли чернильница и подсвечник. Под столом лежала шкура бурого медведя. По периметру комнаты плотным кольцом стояли шкафы, доверху забитые книгами. На окна не было и намека, единственным пятном среди шкафов выделялась дверь напротив.

Сзади раздался резкий щелчок, все трое инстинктивно обернулись, вместо двери, из которой они только что вышли, стоял книжный шкаф, ничем не отличавшийся от остальных.

— Куда теперь? – спросил Тимофей.

— Есть варианты? – съязвил Гарик. — Другого выхода, кроме того, что напротив, я не вижу.

Держа на изготовке окорока и колбасы, друзья направились к двери.

— А вдруг это вход в какую-нибудь ловушку? – беспокойство овладело Тимом. — А вдруг там нас ждет что-то ужасное?

— Ты предлагаешь всю оставшуюся жизнь провести в этом кабинете, питаясь пятью окороками? – Михаил попытался вдохнуть в друга надежду на лучшее. — Бог не выдаст, свинья не съест. Конечно, неизвестность – самый страшный противник, но у нас нет выбора. Гарик ты согласен? Гарик?

Тимофей и Михаил оглянулись на то место, где должен был, по их мнению, стоять Гарик, но его там не было.

— Ох, уж этот любопытный сморчок, всегда бежит впереди паровоза. Я иду за ним, ты со мной? – Михаил выразительно посмотрел на Тима.

Немного поколебавшись, гигант последовал за другом. Выйдя наружу, он обнаружил там и Гарика.

Друзья очутились в узком коридоре, по две двери, считая ту, из которой они только что вышли, находились по обеим сторонам коридора. Между дверьми висели гербы и вымпелы с неизвестной геральдикой. Впереди мерцал неяркий свет, на задней стене коридора висел щит со скрещенными мечами.

— Лишним не будет, — Гарик уже отрывал один из мечей от стенда.

— Согласен, — Михаил незамедлительно присоединился к другу.

— Вандалы, выдохнул Тимоха. — Зачем вам эти железяки?

— Хочу из одной колбасы две сделать, а потом соединить их на манер нунчаков, гораздо эффективнее для драки получиться, — съехидничал Гарик. — Ты как хочешь, а мне с мечом в руках спокойнее.

— А я чем буду врагов отпугивать? – обиделся Тимофей.

— Внешним видом, — ухмыльнулся Мишок, пытаясь поднять над головой тяжеленный меч.

Друзья развернулись в ту сторону, откуда сочился свет, и смело зашагали по мягкой ковровой дорожке к другому концу коридора. Свет становился ярче и, как ни странно, теплее. Тимофей, Гарик и Михаил вышли на просторную лестничную площадку. Перед их глазами раскинулся огромный холл, освещенный свечной люстрой.

«Вот откуда тепло» — пронеслось в голове Гарика. — «Все дело в свечах»

По стенам холла были развешаны стенды с различным оружием, гербы и вымпелы, перемежавшиеся с окнами, плотно задернутыми черными гардинами. Полы холла были устланы ковровыми дорожками, лестница, на которой они стояли, спускалась прямо к входной двери, по обеим сторонам которой стояли фигуры в железных доспехах.

— Ух ты, похоже, мы в старинном замке, — произнес Гарик.

Троица спустилась на первый этаж. Помимо входной двери, с другой стороны холла обнаружилась еще одна дверь, ведущая в гостиную.

— Мы зашли в твой гараж, а вышли в подвале замка, надеюсь, телепортация прошла только в пространстве. Если мы переместились еще и во времени, то я не знаю, что делать, — логическое мышление начало отказывать Гарику с угрожающим постоянством.

— А кто знает? Мы все в одинаковом положении, не паникуй раньше времени, может быть, все обойдется, — Михаил попытался приободрить друга.

Со стороны гостиной раздался шорох. Друзья испуганно переглянулись. Шорох повторился вновь.

Первым от шока очнулся Гарик и принялся прятаться в костюме рыцаря. Шум, поднимаемый бряцаемыми железяками, пробудил бы даже мертвого.

Шарк, шарк, — вновь послышалось из гостиной, кто-то направлялся в их сторону. Шарк, шарк, — шаги звучали все ближе и отчетливей. Мишок закутался в темную гардину, Гарик уже залез в доспехи и натягивал шлем с забралом. Тимоха стоял посередине холла в полном оцепенении.

— Тимоха, прячься, — раздалось из-за гардины.

— Тима, быстрее, — отозвалась гулким эхом железная статуя.

Стук шагов стал совсем громким, невыносимо громким. Вот-вот должен был появиться их обладатель. Тимоха не мог шевельнуться, его охватил страх, полностью сковавший движения.

— Я неч…нечаянно, — шептали его губы, репетируя приветственную речь, — мы тут с друзьями.

— Забудь про друзей, — оборвала его статуя. — Мы в засаде.

— Я неча…нечаянно, — продолжал заикаться Тимофей.

В этот момент двери гостиной распахнулись, и в проеме выросла фигура. Тимофей зажмурился от страха.

Оставьте комментарий