26 11. 2010

Часть 1. Дракула и Ко. Глава 03.


Глава 3.

Даже под покровом ночи яркая зелень зимнего сада выглядела впечатляюще. Стройные кипарисы своими кронами насквозь протыкали звездное небо, цветы всех красок и оттенков сонно склонялись бутонами над травянистым ковром. Деревья перемежались с кустарниками, хвойные растения с лиственными, экзотические цветы с полевыми ромашками и васильками – природа буйствовала и ликовала. «Рай ботаника» — окрестил про себя зимний сад Михаил.

Беседка, в которую направились хозяева замка, была окутана зеленью, вокруг нее, нарочито показывая свои прекрасные лепестки «обитателям» зимнего сада, цвели представители ночной флоры. По резным деревянным колоннам снизу вверх ползли зеленые руки плюща. Скамейка и стол были выкрашены в белый цвет.

— Вот это дендрарий, вот это ботанический сад, — Гарик задыхался от восхищения. – Вы только взгляните. Невероятно!

— Джунгли, — буркнул Тимоха.

Вампиры вошли в беседку.

— Какие удивительные растения, — продолжал восхищаться Гарик. – А беседка, это просто чудо зодчества, — он погладил резную спинку скамейки. – Жаль, нет фотоаппарата.

— Мишок угомони этого эстета, а то всю оставшуюся жизнь будем здесь цветочки нюхать.

— Вернемся к делу, — лицо Гарика обрело прежнюю серьезность. – Кто-нибудь знает, как вампиры превращаются в летучих мышей.

Мишок и Тимофей отрицательно покачали головами.

— Тогда будем пробовать на удачу, — Гарик встал на скамейку и начал энергично размахивать руками, словно крыльями.

— Я мышь, я мышь, я маленькая летучая мышка, — для пущей убедительности он подпрыгивал на месте.

— Ну, давай, превращайся!

Оба друга с неподдельным интересом наблюдали за Гариком.

— Нужно какое-нибудь ключевое слово, — предложил Тимофей.

— Мышь! Лети! Превращение! Оборотень! Откройте милиция! – словарный запас Гарика иссяк. – Не знаю я больше волшебных слов, — от злости он еще быстрее задвигал руками и спрыгнул со скамейки. В ноздри ударил запах гари, а тело вампира окутало клубами дыма, из которых, хлопая перепончатыми крыльями, выпорхнула летучая мышь или, точнее будет сказано, летучий мыш. Размерами он вряд ли превосходил своих сородичей, да и внешне ничем от них не отличался.

Удивлению Тимофея и Михаила не было предела.

Маленький летун сделал круг над головами друзей и приземлился на плечо Дракулы.

— Просто супер, — Михаил был в восторге от увиденного. – Ты меня понимаешь? – обратился он к мышу.

Зверек утвердительно кивнул головой.

— Гарик, ты себя хорошо чувствуешь? – продолжил спрашивать Михаил.

Мышонок снова кивнул.

— Теперь попробуй превратиться обратно в человека.

Тимоха аккуратно снял Гарика с плеча и поставил на край стола.

Мышь без колебаний шагнул вниз. Дымовая завеса вновь закрыла момент превращения от глаз любопытных наблюдателей, и на землю рухнул вампир уже в человеческом обличии. Михаил и Тимофей начали спешно поднимать друга на ноги.

— Рассказывай, — тормошил его за плечо Мишок. – Да очнись же!

Первые несколько минут из Гарика не удалось вытянуть ни слова, он только ухал и моргал глазами, как филин, наконец, его прорвало.

— Мужики, это потрясающе, это невероятно, я могу летать и все понимаю, все, что вы говорите.

— Как тебе удалось превратиться? – встрял в восторженные отклики о полете Михаил. – Мне тоже хочется.

— Я зажмурился и спрыгнул со скамейки, размахивая руками, а, когда открыл глаза, то уже парил над землей подобно высокогорному орлу.

— Поменьше пафоса, — прервал его Мишок. – Ты что-нибудь говорил перед прыжком?

— Нет. Вслух ничего, но про себя я очень захотел стать летучей мышью.

— Тебе было больно? – осведомился Тимофей.

— Никакой боли. Сначала я почувствовал, как тепло разливается по моему телу, — Гарик вновь перешел на пафосную речь. – А потом все резко закончилось и я воспарил над бренностью бытия и земных…

— Слушай, словоблуд, в тебе примерно 55 килограммов чистого веса, а мышонком ты весишь от силы полкило, интересно, куда делись остальные 54 с половиной? – оборвал Михаил Гарика на половине трактата о «бренности земных проблем», ибо речь рисковала затянуться надолго.

— Не знаю, — философ мгновенно переключился на вопрос о потере веса. – Для меня самого это загадка.

— Теперь моя очередь, — Михаил встал на край скамейки и начал подпрыгивать, энергично размахивая руками. — Что дальше делать?

— Нужно очень захотеть стать мышью, — инструктировал его первопроходец.

Мишок закрыл глаза и оттолкнулся от твердой поверхности, появившиеся дымовые спецэффекты выплюнули наружу мышонка. По размеру он был чуть больше Гарика-летуна. Зверек взмыл в темное небо, облетел несколько раз беседку, цапнул исподтишка за ухо Дракулу и благополучно приземлился на лавочный аэродром. Через несколько секунд Гарик и Тимофей вновь лицезрели своего товарища в обличии человека.

— Вот это да! – Михаила переполняли эмоции от только что пережитого полета. – Вот это я понимаю!

— Ну как все прошло? – поинтересовался Гарик.

— Отлично. Я читал, что летучие мыши видят ушами, а не глазами. Они улавливают звуковые волны, исходящие от предметов, однако, я не заметил особой разницы между вампирским и мышиным зрением.

— Я тоже, — подтвердил Гарик. – Великий и ужасный граф Дракула, — обратился он к Тимохе. – Прошу на взлетную полосу.

Гарик похлопал рукой по деревянному сиденью скамейки.

Великан взобрался на лавочку и подпрыгнул. Изящное сиденье, не рассчитанное на подобные издевательства, проводило Тимофея на землю громким треском.

— Хлипкая, — потирая ушибленное место, пробубнил снизу Дракула.

— Нашему бомбовозу попрочнее плацдарм требуется, — Гарик с горечью в глазах рассматривал обломки объекта своего недавнего восхищения. – Такую красавицу угробил.

— Тима, — Михаил стукнул по крышке стола. – Вас приветствует запасной аэродром.

— Мишка, может не надо, — Гарик тяжело переживал утрату скамейки.

— Надо, — Михаил был неумолим. – Пусть учится.

Тимофей, пыхтя, забрался на стол и принялся четко исполнять инструкции друзей.

— Прыгай, прыгай!

— Руками, руками маши! Сильнее, еще сильнее!

— Выше подпрыгивай, выше, говорю!

— Захотел стать мышью?

— Да! Упффф.

— Тогда. На старт! Внимание! Марш!

Воздух вновь наполнился запахом гари и из уже ставшей привычной дымовой завесы вывалился мыш. Он не вылетел, не выпорхнул, не взмыл вверх, а, именно, вывалился на землю. Размерами мыш был похож на кота, откормленного доброй хозяйкой, он барабанил крыльями, поднимая клубы пыли, но, как ни старался, не смог подняться ни на сантиметр.

Михаил и Гарик, наблюдавшие за комедией, зашлись в истерическом хохоте.

— Дитя неба, — утирал выступившие слезы Гарик. – Ты рожден для полета.

Михаил с трудом оторвал мыша от земли и положил на стол, — Перекидывайся обратно, гроза авиации.

Тимоха шагнул со стола и, приобретя знакомые черты, вернулся в лежачее положение на земле.

— Такую тушу никакие крылья не поднимут, — Гарик констатировал грустный факт.

— Не по мне все эти превращения, — Дракулу еще мучила одышка. – Хотя жаль, я был бы не против полетать.

— Не хнычь, еще полетаешь, — приободрил Тимофея Михаил, не подозревая, что не раз пожалеет о сказанном.

— Господа, Ваша почта, — друзья резко обернулись, возле входа в беседку с пачкой бумаги в руках стоял Мелиган.

— Спасибо, — находившийся ближе всех к дворецкому Гарик забрал корреспонденцию, — можешь идти, —  он подождал, пока Мелиган бесшумно растворился в густой зелени зимнего сада и положил кипу бумаг на стол.

— Что принес наш Бэримор? – спросил Тимофей у заслонившего собой весь обзор Гарика. – Из-за тебя ничего не видно.

— Есть свежий номер «Локчервильдского вестника», — вампир продемонстрировал газету Тиму и Мишку.

— Отлично, ищи скорее число и год выпуска, — надежда блеснула в глазах Михаила.

— Здесь очень мелко написано, секундочку, — Гарик, прищурившись, склонился над страницей. – Нашел!!! 6 июня 1779 года.

— Замечательно, еще 20 лет до рождения Пушкина, — настроение Михаила заметно ухудшилось. Но в любом случае, лучше, чем ничего.

— Что пишут в газете? – осведомился Дракула.

— Сейчас посмотрим, — Гарик начал листать страницы. – Поножовщина в трактире «У Мнишека», необычайное нашествие хомяков на зерновые культуры, вандализм в местной церкви: на скамейке нацарапано неприличное слово, кроссворд, на развороте портрет жены деревенского старосты во весь рост, расписание повозки по маршруту Локчервильд — Реквильд, реклама деревенского пастбища: в аренду сдаются площади для выгула и корма скота, частные объявления, еще один кроссворд. Все.

— Ясно, сплошная бытовуха, — Михаил покачал головой. — Что там еще из почты?

— Счет за тепло. Цитирую: «На данный момент ваша задолженность составляет 12,5 динар. Если вы ее не погасите, то мы будем вынуждены прекратить поставку дров в замок. Кооператив “Лесоруб”».

— Без дров хреново. Че зимой-то делать будем?

Михаил и Гарик обреченно посмотрели на Тимофея.

— Во-первых, ближайшая деревня называется Локчервильд, — начал логические рассуждения Гарик. – Во-вторых, динары – это румынская валюта, а в-третьих, — он сделал паузу.

— А в-третьих…-Тимоха сидел, как на иголках.

— А в-третьих, в 1779 году не было фотоаппаратов, чтобы запечатлеть жену деревенского старосты и разместить сие творение на развороте центральной прессы.

— Ну и что, — не понял Дракула.

— Вот тебе «ну и что», мы не в своем мире, или не совсем в своем, или наш мир как-то поменялся в прошлом. Тьфу ты, я сам запутался, — Гарик сел на край стола.

— Какая разница, в своем мире или не в своем, отсюда надо как-то выбираться в любом случае, — констатировал Мишок. – Гарик, посмотри, там почты больше не осталось?

— Осталось, держи, — он протянул Михаилу желтоватый конверт.

— Без адреса, — Мишок покрутил письмо в руках, понюхал, попробовал на вкус. – Интересно, от кого.

Он оторвал тонкую полоску бумаги по краю конверта и вытащил на свет (свет был исключительно лунным) сложенный вдвое листок.

— Читай, — терпение не являлось добродетелью Тимохи, оно вообще было ему чуждо.

Мишок развернул письмо:

«У МЕНЯ ЕСТЬ ТО, ЧТО ВЫ ИЩЕТЕ.

ВСТРЕТИМСЯ СЕГОДНЯ НА ДЕРЕВЕНСКОМ КЛАДБИЩЕ У ВЫСОКОГО КЕДРА В 00:00.

ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬ»

— До-бро-же-ла-тель, — растянул слово по слогам Тимоха. — У меня из-за одного доброжелателя деда в Сибирь сослали. Не нравятся мне такие подписи, хоть убей, не нравятся.

— И мне не нравятся, но, может быть, этот доброжелатель, прольет свет на наше появление в этом месте, — Гарик с укоризной посмотрел на Тимофея.

— Гарик прав, нужно идти на встречу, — поддержал друга Михаил.

— На встречу? — глаза Тима полезли на лоб. – На кладбище в 12 ночи? Вы совсем рехнулись!

— Слушай ты, Дракула недоделанный, возможно, это наш единственный шанс узнать хоть что-нибудь!!! И я не собираюсь его упускать, — вспылил Гарик.

— Тимон, дружище, сейчас не самое подходящее время для ссор и разногласий, — Михаил тщетно пытался оторвать огромные руки Тимофея от шеи Гарика.

— Он меня недоделанным назвал, а смеяться над физическими недостатками нехорошо, — в лунном свете угрожающе сверкнул одинокий клык.

— Мишка, спаси, — хрипел Гарик, отбиваясь от великана сорванным кабачком. — Убери его от меня.

— ХВАТИТ!!! – заорал во все горло Мишок и вклинился между вампирами. – Не хватало еще самих себя на части разорвать. Миритесь быстро.

Тимофей и Гарик нехотя подали друг другу руки.

— Так-то лучше. Какие-нибудь идеи есть? – Михаил с чувством выполненного долга облокотился на резной столб, увитый плющом.

— Есть, сначала мы возвращаемся туда, — Гарик ткнул кабачком в сторону стеклянных дверей гостиной. – Затем зовем Мелигана и просим рассказать, как добраться до кладбища.

— Разумно, — похвалил предложение Мишок.

Вернувшись в замок, Гарик воспользовался средством вызова дворецкого.

— Слушаю Вас, — старикан появился как всегда быстро и бесшумно.

— Мелиган, любезнейший, расскажите, далеко ли находится деревня Локчервильд.

— Локчервильд лежит по ту сторону Холайнского леса.

— Нам еще и через лес ночью пилить, — и без того малый энтузиазм Дракулы таял на глазах.

— Мелиган, подскажите, как добраться до деревенского кладбища? – продолжал задавать вопросы Гарик, не взирая на тяжкие вздохи Тимофея.

— Вы собираетесь посетить Локчервильд? – по невозмутимому лицу дворецкого скользнула тень удивления. – Не думаю, что это хорошая идея. Вряд ли местное население придет в восторг, завидев вампиров.

— А я что говорил, — повеселел Тимоха, — остаемся в замке.

— Переоденемся и загримируемся, — Гарик бросил взгляд неодобрения на Тимофея. – Где находится кладбище? — он вопросительно посмотрел на дворецкого.

— Оно расположено за деревенской церковью, — сдался старик.

— Спасибо, Мелиган, можешь быть свободным, — Гарик повернулся к друзьям. – Итак, ищем какие-нибудь шмотки и чешем через лес на деревенское кладбище, звучит ужасно, но – это наш шанс. Я думаю, что на втором этаже замка имеется гардероб, не можем же мы всю жизнь носить один и тот же фрак. Сколько сейчас времени? – обратился он к Тимофею.

Дракула с важным видом достал из нагрудного кармана часы на цепочке. – Полдевятого.

— У нас три с половиной часа, нужно собираться немедленно, Гарик торопливо зашагал к выходу, ведущему в холл.

— Постой, — одернул его Мишок, — вдруг лес слишком велик, мы не успеем дойти к назначенному времени.

— Дойти, нет, — Гарик хитро усмехнулся. – А долететь сможем.

— А я? – Тимофей умоляюще посмотрел на друзей.

— А ты остаешься в замке, как и хотел, — в глазах Гарика пробежали недобрые огоньки мести за недавнюю попытку удушения. – Будешь изучать литературу в своем кабинете, может, что-нибудь интересное откопаешь, — он снова направился к двери.

— Нет, я с упырем один на один не останусь, – от мысли провести остаток вечера в компании Мелигана Тимоху прошиб холодный пот. – Я с вами полечу, ну, пожалуйста.

— Не хнычь, придумаем что-нибудь. Тоже мне, «Великий и Ужасный Дракула, чье имя запрещено произносить в деревенских избах», — передразнил интонацию Мелигана Гарик. – Пойдем наверх, нам еще нужно тряпки найти и переодеться.

Друзья поднялись на второй этаж. Одежду искать долго не пришлось. На двери, из которой они появились висела металлическая табличка с гравировкой «Кабинет сэра Тимофея Дракулы». Остальные три двери обозначались следующим образом: «Кабинет сэра Михаила», «Кабинет сэра Гарика», «Гардероб». Ни секунды не сомневаясь, троица дружно вломилась в четвертую дверь.

Помимо  черных фраков трех разных размеров и лакированных туфель вампиры обнаружили множество различного рода одежды и обуви: сорочки и жилеты, брюки и панталоны, рубахи и пиджаки. После недолговременного перелопачивания всего гардероба, друзья остановили свой выбор на коричневых балахонах с капюшонами.

— Мы не знаем, как одевается местный электорат, — Гарик уже натягивал просторный балахон. – Поэтому просто оденем их поверх фраков.

Капюшоны напрочь закрывали лица вампиров. По внешнему виду их было не отличить от монахов. Друзья спустились вниз к парадной двери замка.

— Сколько времени, — осведомился Михаил.

— Без пятнадцати девять, — убирая часы обратно, Дракула запутался в собственном одеянии.

— Шустро управились, — Гарик был в отличном расположении духа. – Нас ждут, не стоит опаздывать, —  с этими словами он толкнул обитые кованным железом двери на улицу.

Оставьте комментарий