26 11. 2010

Часть 1. Дракула и Ко. Глава 04.


Глава 4.

Выйдя за ворота своей обители, друзья спустились по извилистой тропинке к подножию холма, на котором располагался замок. Перед ними возвышалась непроходимая стена Холайнского леса. От черных, безлистных, крючковатых деревьев веяло ужасом. Зеленая сочная трава холма переходила в темный ковер неизвестных колючек и мха. Не было слышно ни ветра, гуляющего среди деревьев, ни голосов птиц, ни треска поломанных веток от неосторожной поступи диких зверей – в воздухе висела мертвая тишина.

— Брр, — поежился Тимофей. – Может, еще раз взвесим все «за» и «против».

— Ты еще скажи, что тебе мама после десяти вечера на улицу не разрешает выходить, — презрительно фыркнул Гарик. – Мы не через лес полетим, а над ним. Ничего с нами не случится. Хватит ныть, Тимоха, давай, обращайся.

Секунду спустя толстый летучий мыш хлопал крыльями по…траве.

— Ух ты, и без табуретки обошелся, — восхитился Михаил. – В прыжке умудрился перевернуться. Интересно, как мы его потащим, он же тяжеленный.

— Попытка, не пытка. Вампирская сила – это тебе не хухры-мухры, — объяснил Гарик. – Мишок, предлагаю озвериться или омышиться, не знаю, как правильно.

Михаил и Гарик одновременно подпрыгнули на месте и из клубов дыма выпорхнули два летучих мыша. Они подлетели к Тимофею и уцепились лапками за его крылья. Некоторое время друзья безуспешно работали крыльями, затем им все-таки удалось оторваться от земли вместе с тушкой Дракулы. Тимоха безропотно подчинился лапкам друзей. Троица поднималась все выше и выше, пока не достигла верхушек черных деревьев.

— Ты не мышь, ты – кабан, — пискнул Мишок, обращаясь к Тимофею.

— Кое-кому надо меньше жрать, — голосом кролика из мультфильма про Винни Пуха поддакнул Гарик.

Друзья летели над лесом Холайн, все сильнее удаляясь от замка. В какое-то мгновенье Гарику показалось, что под ними среди деревьев мелькнула тень, но в следующую секунду на горизонте появились огни Локчервильда, оторвавшие вампира от тревожных мыслей.

— Ну, наконец-то, — обрадовался Михаил. – Я уже выдохся.

— Не бросайте меня, — взмолился Тимофей. – Мужики, потерпите еще чуть-чуть.

— Да заткнись ты, балласт, — Гарик с нетерпением ожидал момента приземления.

Опустившись на твердую поверхность, вампиры приняли «человеческий» облик, Гарик и Михаил, задыхаясь от переизбытка физических упражнений, повалились на землю.

***


От Холайнского леса к Локчервильду вела широкая тропа. Слева и справа от дороги виднелись деревенские пастбища. Вскоре показались первые постройки, притаившиеся за деревянными невысокими заборчиками. Дома локчервильдцев были выложены из серого камня, трубы на черепичных крышах коптили небо содержимым дымоходов. Несмотря на поздний час, на улицах было людно: попадались влюбленные парочки и подвыпившие компании. Во многих окнах, заливая дома приятным светом, колыхались свечные огоньки.

Троица остановилась напротив здания с вывеской «ТРАКТИР “У Мнишека”», точнее говоря, остановил всех Тимофей.

— Может, поедим – предложение Дракулы не блистало новизной. – А то я от всех этих перелетов проголодался.

— Еще бы, так усердно крыльями махать, — съехидничал Гарик. – Ты можешь хотя бы на полчаса забыть о еде?

— Ну, пожалуйста, — начал жалобно клянчить Тимоха. – По маленькому кусочку и на кладбище, все равно у нас в запасе два часа имеется.

— Гарик, в самом деле, пойдем, пожуем, — одобрил идею Мишок. – Время терпит.

— Ладно, ладно, — последнее слово Гарик договаривал уже хлопнувшей двери, за которой скрылась могучая спина Дракулы. – Обжора ненасытный.

Изнутри трактир выглядел гораздо гостеприимнее, чем в последних криминальных сводках. Заботливо расставленные деревянные столики со скамейками были заняты немногочисленными посетителями, несколько желающих провести вечер трудового дня за дружеской беседой и кружкой пива расположились за стойкой бара. Между столиками сновали неправдоподобно проворные официанты. Тимофей занял столик в углу заведения, Михаил и Гарик присоединились к другу.

— Чего изволите, — в мгновенье ока перед друзьями возник официант.

— Меню, пожалуйста, — Гарик протянул руку к моментально поданной официантом папке. – Спасибо, мы позовем вас, когда сделаем выбор.

— Уютное местечко, — рассуждал Тимофей, пока Мишок и Гарик изучали названия блюд местной кухни. – Не вяжется оно у меня с поножовщиной. У вас меню освободилось?

— Держи, гурман, — Мишок отдал папку с вложенными листками Тимохе. — Выбирай все, что хочешь, все равно тебе платить.

— Значит, можно шикануть, — Дракула похлопал себя по бедру, из кармана брюк послышалось заманчивое звяканье монет. – Я угощаю.

Монахи были частыми гостями, как в самой деревне, так и в трактире, поэтому троица не привлекала к себе особого внимания со стороны местных посетителей. Друзья заказали по огромному куску жареной телятины с гарниром из отварного картофеля, свежие овощи, порезанные аппетитными ломтиками и целую гору дымящихся оладий со сметаной и медом. Пиво, вопреки слезным умолениям Тимофея, решили не брать, чтобы не будить в окружающих излишний интерес к монахам-выпивохам. В тот момент, когда трапеза начала подходить к своему логическому завершению, Гарик наклонился к столу и жестом подозвал Михаила.

— Мишок, там сзади кое о чем интересном болтают, — он ткнул большим пальцем правой руки себе за спину: за соседним столиком сидела компания из трех человек. Внешний вид и топоры, сложенные на краю стола, выдавали в них дровосеков. – Я подслушаю втихаря, — Гарик откинулся на спинку скамьи и превратился в одно большое ухо.

***


— Да брешешь ты, Кранеш, с чего бы это вампирам на людей нападать. 150 лет сидели в своем замке носа не показывали и дальше сидеть будут. У нас с ними соглашение подписано, — возмущался рыжий крупногабаритный бородач.

— Хочешь верь, хочешь нет, но только уже трое человек невесть куда пропали, а все одно, близ Холайнского леса, — белобрысый детина, названный Кранешом, тыкнул тремя пальцами в нос бородачу. – Помяните мое слово, начали эти кровососы с нами заново шутки шутить. И куда только пастор со старостой смотрят, ведь главные люди в деревне, а разобраться не могут.

— А в чем разбираться-то? – спорил бородач. – Ну пропали трое, ну заблудились, ну волки задрали, какая разница, при чем тут кровососы-то?

— Чует мое сердце при чем, ой, как при чем, — не унимался Кранеш. – Ты как считаешь, Георгий? — обратился он к третьему собутыльнику.

— Вряд ли в этом вампиры замешаны, — ответил не встревавший до этого в спор русоволосый лесоруб. – А если и замешаны, то и беспокоиться нечего, Линкон их так отделает, что мало не покажется.

— Ты прав, дружище, — пыл Кранеша постепенно остывал. – Выпьем за Линкона, за самого великого истребителя вампиров, дай Бог ему здоровья, — лесорубы дружно чокнулись кружками с пивом. Последовавшие за этим беседы на тему выдачи дневной нормы дров Гарика не заинтересовали. Он вернулся к друзьям и детально пересказал содержимое подслушанного разговора.

***

— Вот тебе на, — Мишок удрученно вздохнул после занимательного рассказа в лицах. – Мало того, что в округе люди начали пропадать, так еще и какой-то Линкон объявился – великий истребитель вампиров.

— Развелось Ван Хельсингов на нашу голову, — негодовал Тимофей.

— Предупреждены, значит, вооружены, — вставил афоризм Гарик. – Трактир, конечно, отличный и кормят здесь отменно, но нам уже пора, — он указал на настенные часы над стойкой бара, они показывали без четверти полночь.

Тимофей выудил из кармана несколько монет, с лихвой одаривая чаевыми шустрого официанта. Троица, не колеблясь, направилась к выходу.

— Подождите, — бросил в след друзьям остановившийся Михаил. Он подошел к плотной рыжей тетке, обслуживающей посетителей за стойкой. – Извините, — обратился он к барменше, — подскажите, как нам добраться до церкви.

— Когда выйдете из трактира, поверните налево и топайте вниз по улице, восьмой дом слева и будет церковь, не промахнетесь, — отрапортовала тетка.

— Спасибо, — поблагодарил Михаил, догоняя друзей.

***


По дороге на Локчервильдское кладбище Тимофей радовал друзей экспромтами:

Мой дружище, Гарик

Проглотил фонарик.

И, когда садится,

Стул под ним светИтся.

— Ну, во-первых, не светИтся, а свЕтится, — заметил Мишок.

— А во-вторых, тебе до Пушкина расти и расти, рифмоплет доморощенный, — буркнул обиженный Гарик.

— Чем еще порадуешь, Шекспир? – осведомился Михаил.

— Вот, свеженькое:

Стала под Гариком меркнуть скамейка,

Значит, садится внутри батарейка.

Чтобы светилась попенция ярче,

Гарик в розетку свой тыкает пальчик.

— Талантище, — Михаил похлопал Тимофея по плечу. – Ты, главное, стихи не бросай, чувствую, что это твое призвание.

Гарик презрительно фыркнул.

— Мелиган сказал, что кладбище находится за церковью, а вот и тропинка, — благодаря вампирскому зрению Гарик в кромешной темноте, опустившейся на Локчервильд, нашел дорожку. Она огибала церковь и уводила за белокаменное здание прямиком на деревенское кладбище.

Стараясь не поднимать лишнего шума, троица ступала по кладбищенской земле. Могильные плиты и памятники, гранитные камни и двери склепов наводили животный страх. Перелетевший с ветки на ветку филин заставил Тимофея инстинктивно прижаться к Гарику.

— Слезь с меня – тихо зашипел вампир.

— Ты чего шепчешь? – спросил Михаил тоже шепотом.

— На всякий случай, — ответил Гарик. – Не забывай про Мелигана.

Михаил невольно поежился при мысли о возможном появлении кого бы то ни было из недр земли.

В центре кладбища желанной целью возвышался исполинский кедр.

— А вот и место встречи, — Гарик указал рукой в сторону дерева.

— И где этот доброжелатель? – дойдя до пункта назначения, Тимофей хлопнул ладонью по шершавому стволу кедра.

— Я здесь, — раздалось из-за спины. Друзья резко обернулись. – Вы пунктуальны.

Метрах в пятнадцати от них, облокотившись на каменное надгробие, стоял одетый в черный плащ человек. Вампиры почувствовали на себе тяжелый взгляд карих глаз. Черты лица выдавали в незнакомце уроженца испанских земель.

— Разрешите представиться, я – Линкон, — он театрально поклонился, не переставая при этом следить за друзьями.

— Кажется, я дома забыл утюг выключить, — Тимофей явно не собирался продолжать знакомство с неустрашимым истребителем вампиров.

— Не бойтесь, я пришел с миром, — в знак своих невоинственных намерений Линкон поднял вверх пустые руки. – Как видите, я безоружен. Нам нужно поговорить.

Известие о том, что битва добра и зла отменяется (или, по крайней мере, откладывается на неопределенный срок), заметно взбодрило вампиров.

— В письме было сказано, что у вас есть то, что нам нужно, интересно, что же это такое? – попытался начать беседу Гарик.

— Ах, это, — Линкон отмахнулся рукой, — это был всего лишь предлог. Я думаю, вы бы вряд ли явились на кладбище поболтать с убийцей вампиров.

— Вы, несомненно, правы, — Гарик сделал шаг вперед. – Итак, о чем нам нужно поговорить?

— Я думаю, что вас хотят подставить.

-Отличное начало, — нервозность Гарика выдала себя в почесывании подбородка. – Можно услышать об этом поподробнее?

— Конечно. Путешествуя по миру со своей миссией, я убил великое множество кровососущих тварей. Я находил их в богатых районах Парижа и Праги и в трущобах Лондона. Несколько раз я посещал Локчервильд и знаю легенду о том, как трое вампиров заключили мирное соглашение с людьми, однако, несколько недель назад в деревне начали происходить странные события. Сначала пропал мальчик, затем еще двое детей, их тела так и не были найдены, но всех пропавших последний раз видели недалеко от Холайнского леса. Я отправился в чащу, чтобы разобраться в сложившейся ситуации. Я углублялся все дальше и дальше, пока не набрел на ужасное зрелище: на лесной поляне неизвестное мне доселе существо припадало к шее ребенка, нетрудно было догадаться, чем оно занималось. Я выхватил серебряный нож и метнул в монстра, но попал не в голову, а в плечо. Существо бросило жертву и пустилось наутек, я следом. Некоторое время спустя, я догнал его и пригвоздил к земле осиновым колом. Схватка длилась недолго, монстр почти не оказывал сопротивления, серебряный нож растворил руку до кости, — Линкон сделал небольшую паузу. – Насколько я успел разобраться, это какой-то новый вид вампиров, они не имеют силы, подобной вашей и крайне восприимчивы к традиционным средствам истребления. Когда я вернулся на поляну, тела там уже не было, рискну предположить, что его либо утащил другой монстр либо…

— Он сам стал монстром, — закончил Гарик. – Но я не понял, кто хочет нас подставить и как?

— После исчезновения трех человек в народе начали зарождаться сомнения по поводу соблюдения вами правил договора, другими словами, многие винят в этом вас. И потом, те вампиры, которых я обнаружил в лесу, оказались слишком слабыми, нежизнеспособными, как будто их специально вывели для определенной цели.

— Ясно, — Гарик не прекращал почесывания подбородка не на секунду. – У вас есть предположения по поводу персоны главного злодея?

— Нет, — честно признался Линкон. – В этом вам придется разобраться самим. Могу лишь сказать, что вряд ли кто-то их простых жителей деревни в состоянии совершить подобное, они живут по принципу: не буди лихо, пока оно тихо. На вашем месте я бы присмотрелся к деревенскому старосте и пастору. Один обличен властью, а это чревато последствиями, другой слишком истово верит в Бога, чтобы терпеть вас на своей земле.

— Спасибо, — поблагодарил за предостережения и советы Гарик. – Последний вопрос, почему мы должны верить вампироубийце?

— В самом деле, — вставил молчавший до сих пор Тимофей.

— Во-первых, потому что вы – другие, вы не такие, как все ненавистные мне кровососы, а во-вторых, пока жив Дракула, самый известный из всех вампиров, живо и мое имя, имя великого и неустрашимого Линкона, если он исчезнет, то кому буду нужен я?

— Логично, — Михаил поравнялся с Гариком.

— Да, чуть не забыл, — после этих слов Линкон вложил оба мизинца в рот и трижды пронзительно свистнул. На зов с неба опустился белоснежный голубь. – Это мой друг и по совместительству почтарь, Марко, — птица по очереди поклонилась каждому из вампиров. – Невероятно толковый голубь. Если вы что-либо разузнаете или окажетесь в беде, свистните три раза, Марко, будет находиться недалеко, он обязательно прилетит на зов. Вы сможете передать с птицей почту для меня.

— Спасибо, Линкон, — поблагодарил его еще раз Гарик.

— Не за что, я забочусь не только о ваших судьбах, но и о своей репутации, быть может, еще увидимся, — Марко взмахнул белыми крыльями и исчез во тьме звездного неба. Когда друзья перевели взгляд с голубя на Линкона, того уже не было. Они вновь остались на кладбище втроем в окружении памятников и склепов.

Оставьте комментарий