26 11. 2010

Часть 1. Дракула и Ко. Глава 07.


Глава 7.

При свете солнца Холайнский лес выглядел гораздо гостеприимнее, чем ночью. Черные уродливые коряги, похожие на тянущиеся к лицу крючковатые пальцы ужасных чудищ превращались в обычные ветви знакомых с детства деревьев. Трава не шелестела под ногами со змеиным шипением,и крики птиц не пугали до гусиной кожи. Все силы зла, обитавшие в Холайне, днем забивались в темные углы, зарывались в норы, ибо в отличие от Дракулы и его друзей не могли переносить дневной свет не под каким соусом. Низшие боялись солнечных лучей не меньше, чем гнева Хозяина, поэтому предпочитали в светлое время суток отсыпаться.

Днем в лесу хозяйничали дровосеки. С некоторых пор в Холайне исчезла вся крупная дичь (низшие не брезговали ни чем), поэтому все локчервильдские охотники  в поисках зверя давно подались в другие края, оставив лес в распоряжение лесорубам. Но один следопыт все еще оставался в Холайне, его не интересовали ни лисы, ни волки, ни медведи, его добычей были куда более страшные хищники.

Последний охотник бесшумно передвигался в густых дебрях Холайнского ельника. Его черные длинные волосы развевались от быстрого бега. Над темной гущей деревьев парил белоснежный голубь, он внимательно следил за передвижением охотника.

Линкон шел за низшими уже не первый день. Сегодня охота должна была завершиться: слишком много следов оставили вампиры, убежденные в своей безнаказанности. Глаза охотника горели огнем ненависти, на секунду он остановился возле ели: на иголках отчетливо виднелись свежие капельки крови. Линкон рванулся вперед с еще большим остервенением. Его вело природное чутье и многолетний опыт борьбы с вампирами. Через несколько сотен метров показалось ветхое строение, издали напоминающее наспех сколоченную избушку. Единственное окно было завешено изнутри плотной тканью.

Без тени сомнения Линкон вышиб ногой дверь и вошел в избу. Ворвавшаяся внутрь полоса света разделила комнату пополам. Слева возле стены на полу, скрючившись, спал низший. Охотник брезгливо толкнул его ногой.

—  Вставай, страшилище, смерть твоя пришла.

Вампир непонимающе протер глаза, при этом он скорчил такую гримасу, что видавший виды Линкон отшатнулся назад.

— Ты кто? – низший угрожающе растопырил пальцы с грязными длинными ногтями.

— Я – карающая десница правосудия, — высокопарно заявил Линкон и достал из кармана плаща серебряную звездочку. – Молись, нежить, если Бога боишься.

— Не убивай, — взмолилось существо, осознав свою беспомощность перед великим и неустрашимым истребителем вампиров, но охотник был непреклонен, он медленно отвел руку назад. Низший зажмурился. Сверху раздался треск проламываемой крыши и вслед за ним крик благородного Линкона: «Какого хрена!». Вампир открыл глаза: охотник лежал на полу, на нем взгромоздилась летучая мышь огромных размеров.

— Спасибо, брат, — расчувствовался низший и даже пустил скупую вампирскую слезу.

— Ты себя в зеркале видел? – обиделся уже принявший человеческий облик Тимофей. – То же мне, родственничек.

— Слезь с меня, — послышался из-под Дракулы приглушенный стон Линкона.

Тимоха суетливо спешился и начал отряхивать контуженного охотника. Через дыру в потолке спустились еще два мыша и тут же обратились в Гарика и Михаила.

— Линкон, здравствуйте! Как ваши дела? – осведомился Гарик.

— Могли бы быть лучше, — следопыт кивнул в сторону покрасневшего Тимофея. – Вы как здесь очутились?

— Совершенно случайно. Мы облетали лес в поисках прибежища низших, но на очередном круге Дракула чихнул, и мы его выронили. Как видите, чихнул он весьма метко, — объяснил ситуацию Гарик. – А вы здесь что делаете?

— Я призван уничтожать нечисть! Вот и уничтожаю, вернее уничтожал, — очередной гневный взгляд испанских глаз обжег Тимофея.

— Привет, старый знакомый, — обратился Михаил к низшему.

— Здравствуй, Великий, — охватившее вампира оцепенение начало спадать.

— Где Тибор? — осведомился Мишок.

— Его казнил Хозяин за то, что он упустил тебя. Я теперь один остался. Не убивайте меня, пожалуйста, я у вас прислугой могу быть, только не убивайте. Я готовить хорошо умею, вам нужен повар?

Михаил скривился, представив, из чего собирается готовить Дан.

— Идею твоего поварства мы лучше оставим на стадии разработки. Не бойся, убивать тебя никто не собирается.

— Но…- начал было Линкон.

— Я сказал, никто не собирается, — твердо заявил Мишок. – Взамен ты покажешь нам, где вы встречаетесь с хозяином.

— Конечно, конечно, — закивал Дан, довольный тем, что ситуация разрешилась не самым худшим образом.

— Вы так и не выяснили, кто за всем этим стоит? – на всякий случай спросил охотник.

— Нет, — вздохнул Гарик. – Слишком много кандидатур: священник, староста, да, кстати, у вас появился конкурент, еще один охотник за вампирскими головами. Его зовут Адриану.

— Очередной выскочка, — самолюбие Линкона было задето. – Его пыл угаснет при первой же встрече с серьезным противником.

— Линкон, вы пойдете с нами в логово хозяина? – спросил Гарик. – Мы бы не отказались от вашей поддержки.

Следопыт утвердительно кивнул. Получив согласие всех членов поискового отряда, Михаил обратился к Дану, который забился в самый темный угол избы, опасаясь солнечных лучей, лившихся через дверной проем и дыру в крыше.

— Дан, где вы встречаетесь?

— В трех километрах к северу отсюда есть поляна, с которой мы испускаем зов и ждем Хозяина, но это происходит только по ночам.

— Будем ждать, пока стемнеет, — решил Гарик. – Вы не против? – обратился он к Линкону.

— У меня есть другое предложение, — ответил охотник. – Сегодня в деревне назначен митинг, так что вы можете пойти и посмотреть, что там будут о вас говорить, а я останусь здесь, постерегу этого красавчика.

— Отлично так и сделаем, — обрадовался Мишок. – Линкон, мы вернемся, когда стемнеет.

— Не оставляйте меня с ним, — взмолился низший. – Я его боюсь, — слова Дана донеслись до поднимавшихся в солнечное небо Великих гулким эхом.

***


Деревенская площадь была забита людьми до отказа. Казалось, все местные жители пришли на митинг. На импровизированной сцене стояли Миодраг и Богдан, позади них толпились еще несколько человек, которых друзья раньше не видели.

В общей толпе зевак Тимофей узнал Адриану и его долговязого собутыльника, неподалеку кучковались лесорубы во главе с огромным бородачом Кранешем.

На сцене вперед выдвинулся Богдан:

— Дорогие жители Локчервильда! – гул в толпе начал угасать. – Односельчане! Мы столкнулись со злом. Пропадают наши женщины и дети. Мы все прекрасно знаем, кто может за этим стоять, — староста ткнул пальцем в направлении замка Дракулы. – Там находится то самое зло, которое мешает нам жить уже несколько сотен лет, — на последнем слове напряженные до предела голосовые связки Богдана дали сбой. Вместо него вперед вышел пастор:

— Прихожане, на нашей земле царствует тьма, мы начали забывать о Боге. Приспешники сатаны претворяют в жизнь свои ужасные планы.

— Но никто не видел вампиров уже 150 лет, — раздался возглас из людской массы. – Возможно, пропавшие просто заблудились в Холайне, — по толпе прокатилась волна недоверия властям.

— Кому, как не им, нужны наши жизни, — парировал Миодраг. – Мы слишком долго терпели эту нечисть на своей земле, пришло время решительных действий!

— Что вы предлагаете? – раздался из толпы все тот же голос.

— Нужно собраться и уничтожить их…- начал Богдан.

— Мы в силах победить кровососов, с нами Бог, — продолжил пастор.

— Понятно, — первыми от толпы отделились землепашцы и направились в сторону деревенских полей. За ними потянулись представители других профессий. Последними уходили лесорубы, Кранеш порывался остаться, но работа была важнее.

— 150 лет спокойно жили.

— Ушли и заблудились.

— Нечего в замок соваться.

— Дракула тут не при чем.

— Выборы скоро, вот и мутит Богдан воду.

— И пастор туда же, никак угомониться не может старый хрыч.

Гарик внимательно прислушивался к мнению народа, люди расходились по своим делам, бросая друг другу на ходу реплики. На трех монахов никто не обращал внимания.

— Похоже, народ с энтузиазмом воспринял идеи начальства, — съязвил Тимоха. – С такой предвыборной платформой Богдан далеко не пройдет.

— Не спеши радоваться, — осадил его Мишок. – Еще пара пропавших жителей и люди начнут сомневаться в нашей непричастности, кстати, Кранеш уже сомневается и, я думаю, что не только он один. Когда пропавших станет еще больше, старосте и пастору не составит большого труда направить толпу громить замок.

— Отсюда логический вывод: пока у нас есть небольшая передышка, необходимо срочно обезвредить хозяина, чтобы прекратить дальнейшие исчезновения жителей и появление других низших, — закончил Гарик.

— Что будем делать? – осведомился погрустневший Дракула.

— Сперва подкрепимся, до темноты не так уж много времени, а затем вернемся к Линкону и Дану, — предложил Гарик.

— Принимается, — согласились остальные.

***


Темнота, опустившаяся на Локчервильд и его окрестности, вновь превратила сияющий прозрачный Холайн в прибежище кровожадных монстров.

Линкон удивленно наблюдал, как туман, просочившийся в помещение, начал принимать очертания Тимофея и Михаила:

— Мне не приходилось наблюдать ранее подобные метаморфозы.

«Я раньше про вампиров только в книжках читал да фильмы смотрел», — подумал про себя Тимофей и грустно вздохнул, вспоминая родной мир.

Мысли Дракулы прервал мыш-Гарик, впорхнувший в лежбище низших через дыру в крыше, в лапках летун держал небольшой бумажный пакет.

— Линкон, мы вам поесть принесли, — Михаил взял пакет у Гарика и протянул охотнику. – Целый день, поди, голодом сидели.

— Спасибо, вы очень внимательны, — следопыт с удовольствием откусил большой кусок от еще теплого пирога. – Никогда бы не подумал, что возьму еду из рук вампира.

— А мне поесть не принесли? – осведомился молчавший до этого Дан.

— Ну уж нет! Итак, слишком много народу пропало, — категорично заявил Михаил.

— Да мне бы кролика, или хоть крыску, — при этих словах по подбородку низшего потекла отвратительного вида слюна.

— Обойдешься! – резко оборвал его Тимоха.

***


Сквозь густой бурелом Холайнского леса к месту встречи с хозяином, матерясь и чертыхаясь, пробиралась группа карателей. Первым шел знающий дорогу Дан (он испускал неслышимый человеческому уху зов), за ним по очереди ковыляли Гарик, Тимофей и Михаил, замыкал шествие Линкон.

Дракула пытался развеселить спутников очередными перлами, но вдохновение предательски отказывало ему раз за разом. Все строчки выходили корявыми и несуразными, рифмы не выходили вовсе.

— По-моему, твоя муза дрыхнет без задних ног, — подбадривал друга Гарик.

— Секундочку, сейчас все получится, — не сдавался Тимоха. – Вот, вот, уже…слушайте:

Вижу месяц над собой…

Да, я тоже не слепой. – добавил Михаил

Гарик с Данном дружно расхохотались, по невозмутимому лицу Линкона скользнула тень улыбки.

— Ты думаешь, писать стихи – это просто? – обиделся Тимофей. – Сам бы попробовал сначала, а потом критиковал.

— Сейчас попробую, — принял вызов Михаил:

Вижу в небе месяц рыжий,

Облака плывут гурьбой.

Писк летучей мыши слышу,

Я в натуре не глухой.

— Мы пришли, — оборвал вдохновенные порывы Мишка Дан.

Друзья огляделись: они стояли на небольшой поляне, окруженной со всех сторон столетними дубами.

— Откуда появляется хозяин? – шепотом спросил Гарик.

— Из-за того дерева, — Дан ткнул пальцем в дуб, стоящий на другой стороне поляны.

— Долго его ждать? – подал голос Дракула.

— Обычно он приходит быстро.

Со стороны дуба послышался шорох, друзья приготовились к встрече с врагом.

— Умри, предатель, — с хриплым криком из-за дуба на секунду появилась рука. Выброшенный ею серебряный нож воткнулся в морду Дана, низший, охнув, превратился в горстку пепла.

— За деревья, — скомандовал Линкон.

Никого не пришлось просить дважды.

— Выходи, подонок, — закричал Михаил, научившийся не бояться Дана.

Ответа не последовало.

— Выходи, — крикнул Мишок во второй раз. – Бежим на счет три, — обратился он к прятавшимся неподалеку Гарику и Тимохе. – Раз! Два! ТРИ!!!

— На последнем слове друзья синхронно рванулись к пресловутому дубу, но тщетно, хозяина там уже не было.

Гарик обошел вокруг:

— Ни следа, — подвел он итог своим поискам. – Упустили.

С поникшими головами друзья вернулись к месту гибели Дана.

— Жалко парня, — расчувствовался Тимоха, — хоть и страшный он был, но, все равно, жалко.

Михаил выудил из кучки пепла серебряный нож.

— Все пропало, — тяжко вздохнул Гарик. – Нас уделали.

— Не спешите сдаваться, — раздалось из-за спины, друзья обернулись: в середине поляны стоял Линкон, в руках охотника трепыхалась летучая мышь.

Оставьте комментарий