03 05. 2011

Любовный гамбит


Продолжение великолепного сериала Владимира Мощенко. Если Вы по каким-то причинам пропустили начало, то бегом в часть I и часть II. (Mr. Ч)

Часть III

Эта история, является как бы продолжением «Записок несостоявшегося изобретателя». Она так же правдива и почти не имеет художественного вымысла, ну, если только чуть-чуть (большой и указательный пальцы правой руки оставляют между собой щель, примерно  5 мм.) 🙂 Имена и фамилии я оставил за текстом, чтобы не бередить душу некоторым людям.

Лето заканчивалось. Через три дня снова в школу, и я не мог дождаться этого момента. Не подумайте, что я был таким уж заядлым учеником, просто я знал, что через три дня я опять увижу ЕЕ! Огромные сияющие глаза…,  от одного взгляда которых тело становилось стеклянным, с трудом формулирующим свои мысли. Да что там? Какие еще мысли? Их тени испуганными тараканами разбегались в самые темные закоулки мозга, не давая мне ни одного шанса ухватить хотя бы одну, чтобы не показаться полным идиотом.

У нее была удивительная улыбка. Когда она улыбалась, казалось, она светится и этот свет озаряет все вокруг! Это было так заразительно, что даже, если ее улыбка не имела к тебе никакого отношения, видя ее, уголки твоих губ неудержимо ползли к ушам, которые, единственные, мешали этим уголкам встретится на затылке. Чтобы заслужить ее улыбку, я был готов на что угодно, даже станцевать «твист» на столе преподавателя во время урока. Вероятно, именно из-за этого я постоянно пытался «острить», так, чтобы она слышала, и совершал всякие опрометчивые поступки, не всегда проходившие для меня бесследно.  Все влюбленные мальчишки глупы и безрассудны…

Надо признаться, природа не наградила меня ни привлекательной внешностью, ни особыми талантами, которые бы ценились у девочек. Но до нашей встречи я об этом как-то не задумывался. Мне было вполне комфортно в моем теле, может быть, немного более громоздком, чем то предполагает 14-летний возраст. Для одношкольников, не разделявших  мою точку зрения, у меня всегда находились «неоспоримые аргументы», и в конце-концов им пришлось смириться. Я рос в довольно криминальном районе, и умение отстаивать «свою территорию» было вбито в меня с самого нежного возраста.

Но когда появилась она, все сразу изменилось. Я начал жутко завидовать мальчикам, внешность которых казалась мне привлекательной. Или тем, кто умел петь и играть на гитаре, что очень ценилось у девочек. Ну, на гитаре я худо-бедно играл, а вот мои попытки научиться петь чуть не закончились для моей мамы сердечным приступом.

Была суббота, и мама готовила на кухне обед. По квартире витал аппетитный запах жарящихся котлет. Я, плотно закрыв двери в свою комнату, решительно взялся за овладение вокалом. После нескольких моих пробных вокальных пассажей дверь в комнату с треском распахнулась, и мама ворвалась ко мне, прижимая ладонь к белым трясущимся губам с расширенными от ужаса глазами, видимо, предполагая самое худшее. Оценив ситуацию, и убедившись, что никто не сдирает с меня живьем кожу, обессилено рухнула на краешек дивана и так жалобно посмотрела на меня, что я тут же дал себе смертельный зарок, никогда не петь, если, даже гипотетически, меня может кто-нибудь услышать. Вот так бесславно и закончилась моя музыкальная карьера.

На следующий день в воскресенье с утра шел дождь. На улице делать было нечего, а больше идти никуда не хотелось. Я сидел на подоконнике, смотрел, как сбегают по стеклу капли дождя, как мокрые голуби, нахохлясь, прячутся под козырек крыши, и грустил….

—  Никаких шансов, – крутилось в голове, – просто ни-ка-ких! Ну почему мне так не везет?  Я должен что-то придумать! – я был в отчаянии, но сдаваться я не собирался.

Тогда я решил искать другой путь. Когда после короткой ревизии своих немногочисленных достоинств, понял, что ищу не там где надо, я взялся вспоминать, что же говорили об этом великие люди. Я был достаточно начитанным мальчиком, но романы о любви не входили в число моих предпочтений. Животные, да! Это была моя сильная сторона, но я понимал, что все животные мира не смогут помочь мне заполучить сердце этой девочки….  Даже если придут вместе со мной под ее окна…

Меня спас Евгений Онегин. Фраза: «Чем меньше женщину мы любим, чем больше нравимся мы ей», —  всплыла в голове как-то сама собой.

—  А что? Это идея! Пушкин-то по части женщин был мастак, даже в учебнике написано! Тем более, больше ничего в голову не приходит все равно!

Итак, вдохновленный Александром Сергеевичем, я решил немедленно к Ней охладеть!

—   Дорога в десять тысяч ли начинается с одного шага, – бодро твердил я мудрость, подсмотренную в какой-то из книг, понимая, что выбрал не самый легкий путь.

Уже на завтра я сидел за партой с равнодушной физиономией, избегая ее взгляда, твердо решив держать себя в руках, чего бы мне это ни стоило. На перемене сразу выходил из класса и скрывался в разных труднодоступных местах только для того, чтобы исчезнуть из поля ее зрения. Раньше я этого не делал и, наверное, был для нее чем-то вроде прядки собственных волос, выбившейся из прически и привычно мелькающей где-то на периферии зрения. Ну, есть она, и есть….

Я стал просчитывать свое поведение. Стал более сдержанным, более отстраненным, хотя это и давалась мне нелегко, учитывая врожденную живость характера и образа мышления. Я тщательно продумывал свои шутки и использовал их только тогда, когда был уверен в 100% попадании, а прекрасно зная одноклассников и учителей, не испытывал затруднений в том, чтобы заготовить десяток-другой на разные случаи. Наблюдая, как класс бьется в конвульсиях от смеха, я даже не улыбался, равнодушно чиркая ручкой на листе бумаги. Почему бесстрастная физиономия и удачная шутка вызывали такую бурю смеха, я понял много позднее, увидев на эстраде поэта-пародиста А. Иванова. Но тогда это была моя находка, и я эксплуатировал ее по максимуму, получая взамен максимум дивидендов.

Конечно же, я не ждал быстрых результатов, но первые положительные сдвиги появились уже через неделю. Я понял, ее беспокоит отсутствие привычной «прядки волос», мелькающей в поле зрения….  Довольно частые, заинтересованные взгляды в мою сторону.  Неловкие попытки оказаться у меня на пути и зацепить мой взгляд….  И даже улыбки….  Она пустила в ход свое самое безотказное оружие, но я пока успешно противостоял всем проискам, понимая, что я на правильном пути, но какой-нибудь неловкий маневр с моей стороны может свести на «нет» все достижения. Я держался из последних сил и уже почти был уверен в успехе, как…

….. однажды утром, полный радужных надежд и мечтаний, очень довольный собственной находчивостью, я прибыл на первый урок. Была математика, предмет который интересовал меня весьма условно. Звонок прозвенел, когда я прокручивал в голове дальнейшую линию поведения, надеясь развить и закрепить успех.

Ее место за партой пустовало….  На втором уроке она тоже не появилась. Я чувствовал себя, как праздничный шарик, из которого выпустили воздух…

—  Чёрт, чёрт, чёрт… ну где же ты есть?  — спросить я ни кого не решался, боясь разрушить тщательно продуманную легенду. Она не должна знать, что я о ней спрашивал.

Она появилась на четвертом уроке, когда мое терпение уже дало основательную трещину. Спокойно прошла мимо, пахнув каким-то легким цветочным ароматом, села за парту и, повернувшись к соседке, начала о чем-то оживленно перешептываться с ней. Я терпеливо ждал, равнодушно отвернувшись в сторону, но не выпуская ее из поля зрения. Учитель что-то монотонно рассказывал, кого-то вызывал …. Я сидел, как охотник в засаде, ожидая малейшего знака внимания в мой адрес, но так и не дождался..

Я продолжал действовать по плану, избегая даже встречаться с ней взглядом, но ответной реакции не чувствовал.

— Рыбка снялась с крючка?  Я где-то перегнул палку? – всполошился я, просто не представляя, что вся с таким трудом построенная комбинация могла рухнуть вот так, в один момент –  Что же делать? Где же я ошибся?

Тогда я не сразу понял, что она обо всем давно догадалась и приняла мою игру. Просто сейчас был ее ход…

(продолжение следует…?)

Может быть, современные мальчики и девочки просто не смогут понять, о чем это я пишу? Что за интриги «Мадридского двора»? Ведь на самом деле все так просто! Может быть…. Но таковы тогда были правила игры. Обнаженную женскую фигуры, мы впервые видели в учебнике истории, изучая «Мифы и легенды Древней Греции», и та была мраморной и без рук. Большинство целовалось впервые на выпускном вечере, там же впервые пробовали спиртное. Мы даже стеснялись показать взрослым вытянутый средний палец и сказать: «Да пошел ты!»…. Странно это все, правда…???

Оставьте комментарий