25 11. 2010

В отпуск!


— Дорогая, собирайся, мы уезжаем в отпуск! – Обычно по-мертвецки спокойный и надменный граф Дракула метался по семейной опочивальне в поисках второго носка, первый он уже держал в левой руке. Седые локоны, уложенные в прическу, разметались по сторонам, на щеках графа играл нездоровый румянец.
— Дорогой, к чему такая спешка? – Графиня покинула свое любимое кресло и подошла к мужу. В свете пляшущих свечных огоньков она выглядела просто великолепно: черные длинные волосы, славянские черты лица, пухлые губки, красивые огромные глаза, идеальной формы нос и, конечно, кошачья грация.
Дракула отвлекся от поисков и, краем глаза взглянув на супругу, в очередной раз убедился в правильности своего выбора, однако, течение мыслей тут же вернулось в прежнее русло:
— Мы должны срочно покинуть замок!
— Но…
— Никаких «НО»! – Голос графа источал признаки накатывающей истерики. – Завтра приезжает группа русских туристов!!!
Ни проронив более ни слова, графиня в спешном порядке присоединилась к мужу, чемоданы упаковывались в четыре руки.

После публикации романа Стокера Румыния стала Меккой для поклонников вампиризма, местные жители быстро проникли в суть идеи и начали зарабатывать неплохие барыши на туризме. Ремесленники переквалифицировались на изготовление сувениров, как вампирской, так и анти-вампирской тематики: накладные клыки, парики а-ля Дракула, костюмы с неизменными плащами на красной подкладке для детей продавались в лавчонках вперемешку с распятиями, бутыльками со святой водой, ароматными гроздьями чеснока, осиновыми декоративными колышками и серебряными амулетами. Но благоговейный трепет и непроизвольный пробег мурашек по коже вызывал самый главный экспонат огромного трансильванского музея — родовое гнездо Дракулы.
Сознательно или нет, но Стокер, как это ни странно звучит, дал жизнь вампирам. С начала ХХ века и до сих пор полки книжных магазинов ломятся под натиском литературы, целиком или косвенно затрагивающей тему вампиризма. О них снимают фильмы и телепередачи, им поклоняются и презирают, в них верят и не признают. Если бы выдавался Оскар лучшему из бестиария, то за ХХ век его, несомненно, отхватили бы вампиры.
Как только граф Дракула получил всенародное признание, его имя стало нарицательным, а его замок – местом паломничества. Казалось бы, подобное положение дел вкупе с беспощадной оглаской должно было положить конец существованию праотца всех вампиров, однако, граф и не думал отбрасывать копыта. Природная хитрость и способности к гипнозу помогли ему устроится на работу в собственный замок экспонатом! Ночью Дракула вместе с женой вел привычный образ жизни, а днем они мирно спали в подвале замка в открытых гробах под восхищенные возгласы туристов. Табличка «Экспонаты руками не трогать!», на 10 языках, делала работу еще менее опасной и более приятной. Ну кому придет в голову, что перед ним лежит ТОТ САМЫЙ ДРАКУЛА, а не актер из местного кружка самодеятельности. Каждые 20 лет граф увольнялся и уезжал с женой в отпуск, чтобы через год вернуться снова и под видом ищущих работу бродячих артистов устроиться обратно в свой замок. В годы их отсутствия некоторые смельчаки пытались работать экспонатами, однако, полный сюрпризов и верный своему хозяину замок выпроваживал поседевших непрошенных гостей в первый же вечер.
Поток туристов не иссякал, а порой после выхода очередного вампирского блокбастера переходил в шквал, так что местные гостиницы еле справлялись с напором желающих засвидетельствовать свое почтение графу. Вылазки в город за ужином стали для четы вампиров привычным делом, никого до смерти не высасывали и не обращали, кусали в бедра, чтобы ранки были похожи на комариные укусы, насытившись, возвращались обратно. Легкое недомогание, мучившее по утрам некоторых туристов, всегда списывалось на жару и через час после обильного завтрака о нем уже забывалось.
Новая жизнь казалась графу стабильной. Ему нравилось сквозь сон слушать восхищение своей персоной и прочую болтовню туристов. Про себя он смеялся над неосведомленностью американцев, которые искренне считали, что Дракула – уроженец США, живший в штате Пенсильвания, недолюбливал израильских туристов, старавшихся, отколоть кусочек свечки, отгрызть щепку от гроба, в общем, любым путем обзавестись сувениром, ему нравилась непонятная стрекотня маленьких японцев и их вечных спутников – фотоаппаратов.
Иногда он специально издавал хриплый стон, чем приводил присутствующих в неописуемый ужас: жены визжали, прижимаясь к мужьям, гиды, зная о подобных выходках актеров, гаденько посмеивались в темном углу подвала в кулак.
Спокойная жизнь графа закончилась неожиданно. В Трансильванию приехали русские. То страшное для себя лето граф запомнил на всю оставшуюся бессмертную жизнь. Русские нагло игнорировали табличку «Экспонаты руками не трогать!» и трогали, еще как трогали. Плескали святой водой, перелезали через ограждение и прикладывали серебряные ложки ко лбу. Графу было больно, он визжал и крутился на месте, поначалу гиды пугались, ибо не ожидали подобного поведения от актера, затем аплодировали, считая игру крайне убедительной. Русские не аплодировали, а с криками: «Изыйди, нечистый!» осеняли графа крестными знамениями, от чего становилось еще неприятнее. В первую же ночь Дракула решил отомстить обидчикам и тайно пробрался в номер русских туристов, но русская кровь оказалась еще более отвратительной, чем ее владельцы. В ту ночь граф чуть не скончался от алкогольного отравления. Со следующей экскурсией издевательства продолжились. Ненавистные русские дети, несмотря на протесты гидов, фотографировались с вампиром прямо в гробу, а на прощанье, гадко усмехаясь, клали на грудь вязанку чеснока. По личной просьбе Дракулы табличку про экспонаты и руки на русском языке увеличили в несколько раз, но это не помогло. Графу было больно и обидно, по ночам он плакал на груди графини. Он мечтал только об одном, чтобы русские уехали раз и навсегда, и всех их объявили даже не персонами, а нацией non grata. Увы! Русским в Трансильвании понравилось, так что прошлое лето казалось графу одним нескончаемым кошмаром. Когда русский сезон закончился, граф глубоко вздохнул, такого облегчения он еще не испытывал.
Теперь вы понимаете, почему нечаянно подслушанный разговор о том, что завтра прибывает новая партия русских туристов, привел графа в неописуемый ужас.

— Дорогая, подай мне бритву, — граф в бешеном темпе собирал манатки, нервно упаковывая свой чемодан. – Теперь все. – Чемоданные замки не желали поддаваться, поэтому пришлось надавить сверху коленом.
— Куда мы поедем? – Между прочим осведомилась графиня.
— Еще не знаю. – Откликнулся покрасневший от усердия граф. – Точно туда, где нет русских. И чем скорее, тем лучше.
— Может быть, к Франкенштейну. – Предложила миссис Дракула.- Он крайне обходительный молодой человек с хорошими манерами, к тому же давно зовет нас в гости.
— Вряд ли, — отозвался из-за чемодана граф. – В Германию ехать опасно. Помнишь, как русские отмечали 9 мая в прошлом году? Мало того, что они напились в стельку, так после этого начали ловить местных жителей и заставляли их кричать «Гитлер капут!» громко и с выражением, а тем, кто сопротивлялся, обещали устроить вторую Прохоровку. Кстати, Франкенштейн сам прислал нам письмо с описанием всех ужасов, творившихся в то время на его родине. Я не знаю, что такое Прохоровка, но я знаю, кто такие русские. Германия исключается.
— Но дорогой, — всплеснула руками графиня. – 9 мая уже прошло.
— Ну и что? Скоро 22 июня, а русские отмечают всё!
Графиня удрученно присела на край супружеского ложа и положила голову на ладони:
— Может быть, в Лондон к Джеку Потрошителю? Он неплохой малый, работу на дом приносит, всегда есть, чем перекусить. Опять же туманы, сырость, изморось, отличный климат.
— Русский квартал, Абрамович, Челси. – Дополнил список Дракула и невольно поежился. – Нет, нет и нет!
— Тогда во Францию в Жеводан к оборотню, — предложила графиня.
— Куршавель! – Парировал граф.
— Но это же далеко. – Попыталась спорить жена.
— Дорогая, ты видела Россию на глобусе? Для людей, у которых бабушка живет в Саратове, тетка в Хабаровске, а кузен где-то под Екатеринбургом все близко. И вообще, если оборотень не притихнет в ближайшее время, русские устроят в Жеводане сафари.
— Я сдаюсь. – Обреченно выдохнула вампирша.
— Поедем на Тибет к йети. – Граф наконец-таки справился с чемоданным замком и уселся рядом со своим багажом.
— Бедный йети. – Вздохнула графиня. – Он сам прячется от русских, они идут за ним по пятам, того и гляди поймают на опыты.
— Рванем в Японию! – С воодушевлением начал граф. – Поглазеем на Фудзияму, понюхаем сакуру, выпьем по рюмочке сакэ.
— Сегодня утром от Дракоши пришло письмо…
— Тем более. Мы давненько не виделись с этой старой огнедышащей черепахой.
— На следующей неделе состоится огромный слет программистов со всего мира. – Невозмутимо продолжила графиня. – Русских программистов особенно много. Дракон пишет, чтобы мы пока не приезжали, покуда не устранят разрушительные последствия нашествия русских. Так что в Японию нам путь заказан.
— Тогда в Аркхем, — не сдавался граф, — в Мискатоникский университет. Можно даже поработать экспонатами в местных музеях, мне не привыкать.
— Боюсь, что Аркхем для нас тоже закрыт, если не навсегда, то очень надолго.
— Почему?
— Тамошний ректорат подписал бумагу об обмене студентами с Кировским политехом.
— Ох ты, совсем из головы вылетело.
— Кузен из Инсмута пишет, что программа начала действовать всего год назад, но на Аркхемцев уже жалко смотреть.
— Мэн. – Выпалил граф. – Поедем в Мэн. Там в любом городке, в любой деревушке прижиться можно.
Графиня покачала головой:
— Волна российских эмигрантов захлестнула пол Америки и продолжает расти, так что США отпадает полностью.
Графиня замолчала.
Граф вздохнул.
Время шло.
Они перебрали все страны, в которых окопались их родственники или знакомые, по всему выходило, что от русских нигде не скрыться, граф готов был расплакаться, как вдруг его осенило:
— Люксембург!
— Что? – Переспросила графиня.
— Л Ю К С Е М Б У Р Г! – Повторил по буквам Дракула. – Крошечное государство в центре Европы. Там нет, не было и не может быть русских.
Лицо миссис Дракулы начало расплываться в широкой улыбке.
— Решено. В Люксембург. – Радовался удачной находке сам Дракула.
Этой же ночью они поспешно покинули замок и отбыли из Трансильвании в известном только им направлений, чтобы отдохнуть и набраться сил в течение эдак пяти-шести десятилетий.

Серега расхаживал по комнате в семейных трусах и периодически почесывал задницу. Люська сидела в кресле, обиженно надув губки и демонстративно уставившись в телевизор. Спор о выборе места отдыха зашел в тупик. Впрочем, Серега был рад поехать куда угодно, слава богу, деньги в семье водились, но Люська… В Турцию и Египет она ехать не хотела по причине «ну, сколько можно», Канары слишком далеко,  культурный европейский отдых ее вообще не прельщал «че я дура по музеям шастать?». А так как в силу своей средней, можно сказать, очень средней образованности других стран она не знала, то получился пат. Не зная, куда поехать, Люська дулась на мужа, Серега терпел… минут пятнадцать:
— Ну че, определилась?
— Нет. – Фыркнула Люська.
— Короче, думай быстрее, у меня отпуск не резиновый.
— Ну, я не знаю, — опять завела свою шарманку Люська противным нудным тоном на одной ноте.
— Достала. – Серегино терпение лопнуло. – Смотри сюда. – Зарывшись с головой в антресоль, он извлек оттуда пошарпанный атлас. – Куда пальцем ткну, туда и поедем.
Люськины глаза заблестели. Пусть все решает случай.
Серега развернул сложенную вчетверо посередине атласа карту мира, зажмурился и наугад ткнул пальцем в бумагу.
— Ну че там? – Люська выгнула шею, пытаясь рассмотреть, куда указал перст судьбы.
— Люсь-ким-бург, — запинаясь, прочитал Серега. – Это мы поедем в страну имени тебя?
— Ну так! – Гордо хмыкнула Люська. – А где она?
— Да вроде в Европе.
— Ууу. Опять музеи. – Вздохнула любительница пляжного отдыха, но судьба есть судьба, с ней особо не поспоришь.

Оставьте комментарий