26 11. 2010

Часть 1. Дракула и Ко. Глава 09.


Глава 9.

Теплая летняя ночь синим покрывалом укутывала могучие плечи Карпатских гор. «В эту ночь решили самураи»,  а если точнее, то не самураи, а целая армия нечисти, именующих себя «низшими», вылетела за ворота лаборатории «Хозяина» и направилась в сторону Локчервильда. Спустя несколько минут, звенящую тишину над деревней разорвали десятки мерзких, режущих ухо мышиных криков. Ожившая ночь разбудила всех жителей деревни. Привыкшие к тихой размеренной жизни за годы перемирия с Дракулой и его друзьями Локчервильдцы оказались совершенно не готовы к массированному удару со стороны нечисти.

Первых проснувшихся и вышедших на улицу посмотреть, что случилось, низшие хватали на лету и кусали прямо в воздухе, утоляя свой голод. За несколько секунд деревня превратилась в обитель ужаса и хаоса.

Не потерял хладнокровия и самообладания только неустрашимый охотник на вампиров. Линкон перемещался по узеньким улочкам, уворачиваясь от цепких когтистых лап, пробираясь сквозь толпу кричащих и мечущихся в панике локчервильдцев. В его руках серебряным блеском сверкали острые ножи. Десятки смертоносных звездочек вылетали из ловких рук охотника, находя цели в жутких физиономиях низших.

Вскоре к Линкону присоединился Миодраг. Пастор истово кропил нечисть святой водой, творил молитвы и отбивался распятием. Кое-как справившись с первым суеверным страхом, и другие жители начали присоединяться в партизанско-освободительному движению, названному с легкой руки святого отца: «Гаси уродов!»

Карательный отряд лесорубов под руководством гориллоподобного Кранеша крошил низших топорами одного за другим. Не имеющие иммунитета к «земному» и «святому» оружию вампиры начали сдавать свои позиции.

Полностью истратив стратегические запасы святой воды, пастор перешел на дистанционный арт-обстрел:

— Сгинь, сволочь, во имя Отца, и Сына и Святого Духа, — Миодраг перекрестил летящего низшего и очередной враг человечества, корчась от боли, рухнул на землю к ногам пастора. – Прости меня Господи, — святой отец приложил распятие ко лбу «урода», низший с шипением превратился в горстку пепла.

— Не дрейфь, — командовал Кранеш, размахивая огромным топором. – Навались всем миром.

Сбросивший последние остатки оцепенения Локчервильд, восстал против вампирского нашествия. Низшие сыпались пеплом с неба до тех пор, пока улицы деревни не превратились в подобие подножия проснувшегося вулкана. Блицкриг, рассчитанный на внезапность, потерпел сокрушительное поражение.

— Мы победили, — радовался, как ребенок Миодраг. – Ей Богу, победили.

— Надеюсь, что больше никого в резерве у них нет, — Линкон присел на тротуар рядом с пастором, на охотнике не было ни одной царапины.

— Чего же мы ждем? – прогудел бас Кранеша. – Пойдем и разнесем замок Дракулы на кирпичики. Будет знать, как погань свою на нас натравливать.

— Дракула? – не поверил собственным ушам Линкон. – Погром?

— Дракула, Дракула. Его лап дело, больше некому, — затараторил появившийся невесть откуда деревенский староста.

— Вы правы, — поднялся с земли запыхавшийся пастор. – Слишком долго мы их терпели на нашей земле.

— И вы туда же? – устало выдохнул охотник. – Кстати, Богдан, где вы были во время битвы?

— Я был в гуще событий, — более чем твердо соврал староста. То, что лучшая защита – это нападение, он усвоил еще в дошкольном возрасте, ну в самом деле, не рассказывать же всем, что они с женой прятались в подвале. В преддверии выборов подобный пиар вряд ли бы укрепил рейтинг старосты. – Мы должны убить Дракулу. ВСЕОБЩАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ!!! – ловко увернувшись от компрометирующего вопроса Линкона, Богдан сию же секунду занялся народной агитацией. – Всем собраться на городской площади! Не позволим топтать нашу землю и красть наших детей! Смерть вампирам! Смерть Дракуле!

***


Несмотря на холод, пронизывающий в мокрой одежде до костей, Тимоха, Мишок и Гарик продолжали неустанно двигаться по туннелю. Сумевшие выбраться из нескольких смертельных ловушек, мокрые и обозленные с блеском решительности в глазах, они уперлись в очередную дверь. Замешательство продолжалось не больше трех секунд, затем Дракула мощным ударом ноги снес дверь внутрь.

Когда пыль, поднятая Тимохой, осела, глазам друзей предстало ужасное зрелище: за дверью находилась лаборатория «профессора Франкенштейна», как ее окрестил про себя Гарик. Но если у Франкенштейна был только один подопытный «кролик», то внутри этого огромного помещения находились десятки столов, имитирующих операционные, на некоторых из них лежали низшие, многие столы уже пустовали. Тут же находились полки с колбами, ретортами и пробирками.

Донесшийся сверху писк летучих мышей заставил друзей оторваться от созерцания лаборатории сумасшедшего профессора и поднять глаза вверх. Стая серых летучих мышей, визжа и хлопая перепончатыми крыльями, исчезала в иллюминаторе под потолком. В числе увеселительных мероприятий на вечер у них значились: наведение ужаса на Локчервильд, легкий ужин из жителей, возможный захват власти в деревне в свои когти.

Гарика и Михаила вернул к реальности звон разбитого стекла. Тимоха сбрасывал с полок все подряд колбы, пробирки, мензурки и топтал их ногами.

— Развели тут алхимию, — ревел великан, разбивая очередную стеклянную тару с красной жидкостью внутри (своим видом жидкость напоминала явно не томатный сок и не вишневый кисель). – Вот вам! Вот вам! Вот еще!

Под шум битвы Дракулы с пузырьками с флакончиками вампиры не заметили, как начали оживать оставшиеся в лаборатории низшие. Первым спохватился Гарик, когда неаппетитного вида клыкастая морда мелькнула в опасной близости от друзей:

— Они оживают!

— Не буди лихо, пока оно тихо, — бросил Михаил упрек в сторону разбушевавшегося Тимофея. – Чем воевать будем? Руками, ногами, когтями, зубами?

— Есть идея, — Гарик отступал к выбитой двери. Тимохин пыл угас при виде тянущихся к нему когтистых лап серо-синего цвета. Вся троица собралась возле входа. – Стягивайте балахоны, быстрее, быстрее, снимайте, кому говорю.

Тимофей и Михаил послушно выполнили приказ друга.

— Скручивайте их, но не отжимайте, — продолжал командовать Гарик, выполняя те же действия. – Сейчас проверим, в святой воде мы искупались или нет. В атаку!

Он первым сорвался с места и хлестнул самого ближнего низшего балахоном по морде. Издав душераздирающий вопль, урод превратился в пепел. И началась битва…

Мокрые тряпки, ставшие в умелых руках смертельным оружием, охаживали низших направо и налево. Кто бы мог подумать, Дракула на стороне «добра» собственноручно уничтожает нечисть да еще и крестится периодически. От такого зрелища Миодрага бы кондрашка хватила. Через несколько секунд все было кончено.

— Все живы? – на всякий случай спросил Тимофей.

— Да! – радостно воскликнул Гарик, он выглядел самым свежим и даже пританцовывал от полученного «удовольствия».

— Что «да»? – вспылил Тимоха. – Мишка где?

Чечетка на лабораторном столе тут же прекратилась.

— Помогите, — раздалось из дальнего угла. Гарик и Тимофей сразу узнали голос друга. – Помогите, — снова прохрипели из того же угла.

— Уже идем. Держись, — вампиры метнулись на звук.

Выброшенный по низшему «святой балахон» Михаила зацепился за торчащий гвоздь и предательски выскользнул из рук. Подкравшийся сзади упырь начал душить Великого.

— Помогите, — почти шепотом простонал Мишок. Даже вампирских сил не хватало, чтобы выбраться из железных объятий. Михаил, слабеющими пальцами дотянулся до кармана фрака и с размаху всадил серебряный нож, добытый из праха Дана, через плечо в голову низшего.

— Мишка, мы здесь! – раздалось над головой.

— Вас только за смертью посылать, — откашливаясь, бросил Мишок. – Но, все равно, я рад вас видеть.

— Ты как себя чувствуешь? – спросил сердобольный Дракула.

— Вроде, жив, — Михаил изобразил подобие улыбки.

— Тогда нечего тут разлеживаться, — оборвал его Гарик. – Вставай.

Михаил достал из праха только что убитого низшего нож, может быть, еще пригодиться.

***


Тем временем, шумная толпа деревенских жителей, открыв рот, внимала агитационным речам старосты. Вооруженные сельскохозяйственным инструментом Локчервильдцы были готовы разорвать Дракулу и его друзей на лоскутки. Миодраг, давно готовый к великой войне, предлагал всем желающим освятить оружие. В итоге освящению подверглись: 51 вилы, 43 косы, 28 серпов, 36 лопат (в том числе 7 совковых), 32 топора, 12 тяпок и одни грабли. Запасы святой воды были исчерпаны в битве с низшими, о промышленной вырубке осины и заготовке колов не могло быть и речи, подобные мероприятия отняли бы слишком много времени.

Визгливое богданское: «Вперед!» стало последней каплей в терпении народа. Улицы Локчервильда озарились десятками факелов, толпа народа медленно, но верно потекла к Холайну, стихийный митинг эволюционировал в бунт.

Только Линкон сохранял спокойствие, он безучастно взирал на безумное шествие и лишь изредка грустно вздыхал, ему было жаль Дракулу и его друзей, по-настоящему жаль. Великий охотник сам себе не мог объяснить, как он умудрился настолько сдружиться со своими заклятыми врагами. Но, Линкон был готов поклясться, Дракула и его друзья были другими, совсем другими, непохожими на своих сородичей, от них не веяло злом.

Охотник решительно поднялся на ноги, он не должен позволить толпе растерзать Гарика, Мишка и недотепу Тимоху. Но как? Бунт остановить невозможно. Слепые в своем отмщении Локчервильдцы, подстрекаемы саботажными выкриками старосты и обличительными речами пастора, растопчут любого, вставшего на их пути. В голове вспыхнула спасительная мысль: «Предупредить!». Предупредить срочно, во что бы то ни стало. Охотник достал клочок бумаги и карандаш. Несколько строчек ровным почерком легли на лист: «Не возвращайтесь в замок. В деревне бунт. Ситуация смертельно опасна». Линкон свернул послание трубочкой и трижды громко свистнул. Через несколько секунд с неба спустился белоснежный голубь.

— Марко, дружище, найди Дракулу и его друзей, они где-то в Холайне, и передай им мое послание. Покружи над лесом, но разыщи их, разыщи обязательно. Лети.

Голубь цепкими лапками схватил с ладони охотника письмо и карандаш и исчез в ночной синеве.

***


— Я все обшарил, — недовольный бас Тимохи прогудел из-под стола. – здесь нет хозяина.

— Мда…- выдохнул Гарик. – Как-то странно получается, топали мы за хозяином по пятам, а он взял и растворился.

Разгромленная лаборатория являла собой настоящее пепелище: повсюду перевернутые столы, битое стекло, на полу толстый слой пепла, или праха, или останков (понравившееся подчеркнуть).

— Давайте рассуждать логически, — продолжил Гарик. – Хозяин не низший, следовательно, среди тех, кто нас атаковал, его не было.

— Более, чем логично, — кивнули в унисон Мишок и Тимоха.

— Далее, когда мы вошли, в окно вылетело множество мышей, кстати, очень интересно, куда же направилась такая ватага кровососущих уродов.

— Выясним при случае, — отмахнулся Дракула. – Ты по делу давай.

— По делу, так по делу. – Гарик несколько секунд потеребил нижнюю губу, вспоминая, на чем он прервался. – Хозяин не умеет превращаться, значит, среди мышей его тоже не было. Во время схватки из лаборатории точно никто не уходил, потому что у двери дрался Тимоха, так что отход был наглухо закупорен героической тушкой.

— А я сейчас каааак встану, — обиделся в очередной раз Тимофей.

— Послебитвенный осмотр помещения не дал никаких результатов, — невозмутимо продолжил приверженец железной логики. – Следовательно, хозяин ушел до нашего появления через потайной ход.

— Отлично, — простонал Мишок. – И как же мы найдем потайной ход?

— Во-первых, вспомните, как мы ввалились в кабинет Дракулы, а во-вторых, — он победоносно посмотрел на друзей, — на хрена в лаборатории книжный шкаф?

Михаил и Тимофей повержено молчали. Гарик, гордый за себя и мать-логику, твердым шагом проследовал к противоположной выходу стене, возле которой, прислонившись, в унылом одиночестве стоял книжный шкаф. Вампир по очереди выдвигал книги, пока не наткнулся на нужную. Справочник «Ваш стоматолог» оказался рычагом, приводящим в действие замаскированную дверь. Перед друзьями открылся портал.

— Надеюсь, эта дверь ведет прямиком в логово хозяина, — обнадежил всех Тимоха. – Ох, и задам я кому-то сейчас перца. За мной! – с громоподобным воплем великан ринулся в проем.

С криком «Ура!!!» троица выбежала из потайной двери и…застыла с открытыми ртами. Стеллажи с бутылками, дубовые бочки, копчености, три гроба, — совпадения быть не могло, их встретил подвал замка графа Дракулы.

— Может быть, я не самый умный вампир в этом районе, но, по-моему, мы отсюда пришли, — выдавил из себя озадаченный Тимофей.

— Ага, — все, что смог ответить Гарик, логика, кажется, на секундочку отлучилась. – Ага, — повторил вампир, продолжая непонимающе хлопать глазами.

Оставьте комментарий