26 11. 2010

Часть 1. Дракула и Ко. Глава 10.


Глава 10.

Друзья помчались к винтовой лестнице, ловко лавируя между стеллажами и пирамидами из бочек. Подъем в кабинет Дракулы и перемещение по коридору в холл заняло несколько минут. Озаренная теплым светом прихожая замка встретила троицу гнетущей тишиной.

— Что будем делать? – Тимоха откусил огромный кусок от прихваченного из подвала окорока.

— Не знаю, — у Гарика опустились руки, — дай кусочек.

Тимофей безропотно поделился мясом с друзьями. Ночная погоня по темной земляной галерее вымотала всех, чувство голода давало о себе знать.

Со второго этажа послышался шорох и бряцанье закрывающейся двери. Вампиры подняли глаза: их взору предстал Мелиган, одетый в рабочее-крестьянскую робу а-ля Локчервильд.

— Счастливо оставаться, Великие…недоумки, — с громким хохотом он направился вглубь коридора.

— За ним! – заорал во всю глотку Мишок. – Мелиган, стой, скотина. Вы че тупите? – обратился он к Тимохе и Гарику, застывшим с открытыми ртами. – Он и есть хозяин!

Вампиры стремглав бросились на второй этаж. Прямо по коридору и снова в кабинет графа, где секундой ранее исчез дворецкий. Под напором плеча, ноги, снова плеча, снова ноги и, в конце концов, задницы Тимохи захлопнувшаяся дверь с треском распахнулась внутрь. У книжного шкафа стоял Мелиган и… корчил обидные рожи. Дверь потайного хода была открыта.

— Мелиган стойте, — железным тоном произнес Гарик. – Мы требуем объяснений.

— Вы требуете объяснений? – по лицу упыря скользнула мерзкая ухмылка. – Что ж, через некоторое время все будет кончено. Предупреждаю, если кто-нибудь из вас двинется с места, вы ничего не узнаете.

— Ладно, — вынужденно согласился Гарик. – Вы и есть тот самый пресловутый хозяин?

— Да, это так, — дворецкий сделал реверанс. – Хозяин низших, собственной персоной.

— Зачем вы их создали?

— Я 50 лет был в услужении у малодушного вампира, который недостоин носить такого высокого имени, и его малохольных дружков, — кипятился Мелиган. – Вы – ни на что не способные жалкие травоядные, к тому же после вашей смерти я стану единственным владельцем замка. Низшие лишь помогли мне достичь этой цели. Единичные вылазки в Локчервильд не принесли желаемого результата, но сегодня ночью гвардия моих подданных навела ужас на деревню. Конечно, вылазка заранее была обречена на провал, но она спровоцировала бунт, подвигла глупых жителей приподнять свои пятые точки и приступить к ответным мерам, и сейчас к замку приближается народное восстание. Слышите?

Друзья навострили уши, хотя это было уже лишним, от огромного количества приближающихся людей дрожали стены.

— Как вы создали низших, вы же не вампир?

— Когда вампир обращает человека в вампира, он впрыскивает ему в кровь слюну через клыки. Все дело в ней. Ну а собрать необходимое количество субстанции было делом техники. Пока вы спали, я спускался в подвал и осторожно, как бы это поприличнее сказать, в общем, я запихивал вам во рты губку, а потом отжимал ее.

— Упырь, он и есть – упырь, — отплевывался Михаил от накатившей фантазии о Мелигане с губкой в руках.

— В деревне пропали всего несколько человек, где вы набрали целую армию? – продолжил Гарик.

— Вампирская слюна творит чудеса не только с живым, но и с мертвым телом, а на кладбищах соседних Реквильда и Гарвильда этого сырья полным полно. Прислушайтесь, кажется, в ворота стучат тараном. За сим вынужден откланяться, прощайте.

— Сука! – брошенный меткой рукой Тимофея остаток окорока угодил Мелигану прямо в лоб, однако, это обстоятельство не помешало дворецкому скрыться за секретной дверью, которая тотчас же захлопнулась, обернувшись книжным шкафом.

Друзья бросились к стеллажу и начали по очереди выдвигать книги, желаемого результата их действия не принесли.

— Похоже, он вновь позаботился об отходе, — признал общее поражение Гарик.

Тем временем удары в дверь становились все сильнее и сильнее.

— Может быть, попробуем в подвал туманом пробраться? – предложил Дракула.

— Нет, Тимоха, — отмел его идею Мишок. – Слишком плотно прилегают стенки шкафа, щелей нет.

— Пойдем, посмотрим, что там творится, — предложил Гарик. – Если в моем кабинете есть окна, то они должны выходить на улицу как раз над центральным входом.

Вампиры покинули рабочее место Дракулы и направились к двери с табличкой «Кабинет сэра Гарика». Внутри кабинет Гарика разительно отличался от предыдущего. Во-первых, в нем было окно, во-вторых, книжных шкафов было раза в четыре меньше, они занимали одну стену, на двух других красовались картины на библейские темы.

Друзья подошли к окну и осторожно выглянули из-за шторы: внизу, озаренная светом факелов, бесновалась толпа. Лесорубы под командованием Кранеша деревянным тараном наносили один за другим удары по воротам. Руководили восстанием пастор и староста.

— А ну, все вместе, — отдал приказ Миодраг:

Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой.

С вампирской силой темною,

С проклятою ордой…

— Откуда он знают эту песню? – искренне удивился Гарик.

— Выйди и спроси, — буркнул Тимоха.

Под ударами тяжеленного бревна ворота кряхтели, хрипели, но не сдавались. Пастор закончил с одной песней и затянул «Интернационал», пролетариат поддержал его дружным многоголосьем.

— Ушам не верю, — усмехнулся Мишок. – Эдак, они  к утру весь национал-патриотический репертуар перепоют.

— Как будем выбираться? – Тимофея не на шутку беспокоила возможная встреча с мирными жителями. — Мышами?

— Нет, окна забиты гвоздями, — Гарик продемонстрировал обоим друзьям здоровенную шляпку, торчащую из рамы.

— А разбить никак нельзя? – развел руками Тмиоха, вгоняя Гарика в логический штопор, а Мишка в гомерический хохот.

В ответ на его предложение толпа начала арт-обстел камнями по окнам.

— Засветились, — Тимофей уже закрывал дверь кабинета за собой и выскочившими друзьями, с другой стороны ударил град камней, пролетевших через окно.

— Мышами нельзя, нас камнями в воздухе закидают, как пить дать, мы не должны рисковать. Давайте рассуждать логически, — глупо говорить, кому принадлежали эти слова, — мышами уйти нельзя – забьют, туманом тоже, во-первых такое количество тумана сразу привлечет излишнее внимание и нас спалят, в натуральном смысле, факелами, во-вторых, если вылететь резко навстречу, как только откроют двери, сами погорим, тоже в натуральном смысле, тоже на факелах, останется мокрое место, естественно, тоже в натуральном смысле.

— Что если через разбитое окно? – предложил Мишок.

— Ты к окну не подойдешь, слишком метко камни швыряют, а если подойдешь и даже превратиться успеешь, пока народ зевает, то двое оставшихся точно не подойдут, будут лежать на полу с сотрясением мозга, в лучшем случае.

— Что ты предлагаешь?

— У нас один выход – это подвал, нужно идти туда.

— Ты забыл про зимний сад, — предложил идею Михаил. – Можно попробовать улететь оттуда.

— Мелиган не такой дурак, чтобы оставлять нам выход. Я думаю, дверь в столовую заперта наглухо, а в зимний сад по-другому не попасть, хотя…стоит проверить. Тимоха, сгоняй, пожалуйста.

Великан вернулся в мгновенье ока:

— Закрыто. Мне показалось, что из зимнего сада тоже слышно пение бунтующих, похоже, нас окружили.

— Значит, остается подвал, — еще раз утвердил путь отхода Гарик. – Тихо! Вам не кажется, что с той стороны кто-то стучится?

Друзья прислушались, из-за двери совершенно отчетливо доносился стук. Вампиры переглянулись. Стук повторился.

— Была не была, — рискнул Мишок и распахнул настежь дверь. Навстречу троице в коридор влетел белый голубь, он сделал круг под потолком, выронил к ногам Тимохи клочок бумаги с карандашом и уселся на плече Мишка.

— Не возвращайтесь в замок. В деревне бунт. Ситуация смертельно опасна, — прочел Дракула. – Очень своевременное известие. Но, все равно, спасибо.

— За нас переживает самый великий и неустрашимый охотник на вампиров, — Михаил потрепал по-дружески Тимоху и Гарика по плечам. – Не знаю, как вам, ребята, а мне этот факт весьма приятен. Кстати, Марко, как ты нас нашел?

Вместо ответа голубь склонил голову и подмигнул Мишку, у которого тут же отвисла челюсть так, что едва не бряцнула об пол.

— Тимоха, бери карандаш и бумагу, пиши на обратной стороне, — скомандовал Гарик. – Диктую: Мелиган – главный засранец (он же хозяин)! Обезвредьте его во что бы то ни стало. Лаборатория по производству низших уничтожена. Все.

«Дракула и Ко», — добавил ниже от себя Тимоха.

Михаил взял письмо и, свернув трубочкой, положил его на ладонь.

— Марко, отнеси послание Линкону и передай ему от нас привет, — Михаил почему-то был совершенно уверен, что умная птица выполнит оба поручения.

Когда голубь исчез за дверью кабинета сэра Гарика, снизу раздался треск начавшего поддаваться напору тарана дерева.

— Быстрее, — спохватился Гарик. – Они сейчас ворвутся. Нельзя терять ни секунды.

— Ты так и не сказал, как мы попадем в подземелье, — напомнил ему Мишок.

— Проще простого, выломаем дверь на хрен, благо, здесь холодного оружия, как в музее.

Мишок и Гарик сорвали со стен мечи, Тимоха сбегал вниз и отобрал у статуи топор.

Книги из шкафа Дракулы были бесцеремонно выброшены на пол. Поперечные полки под натиском блестящей стали мгновенно разлетелись в щепки. Вскоре в задней стенке шкафа была вырублена дыра такого размера, чтобы в нее мог пролезть не только среднестатистический человеческий организм, но и Дракула. В это же время двери замка сдались окончательно и под напором толпу рухнули внутрь.

— Найти! Найти Дракулу! – командовал Миодраг.

— Сжечь! Четвертовать! Заколоть! – визжал Богдан.

Друзья вприпрыжку спускались по уже знакомой винтовой лестнице. В голове каждого пульсировала только одна мысль: «Спустить вниз, обратиться в мышей и улететь побыстрее от наполнившегося незваными гостями замка. Через подвал в лабораторию, через туннель с его смертельными ловушками (теперь опасные капканы казались друзьям детским лепетом по сравнению с беснующейся толпой) наверх, в Холайн, лишь бы поскорее убраться отсюда».

Первым спустился Мишок, прыгнул, готовясь к превращению, и упал на землю. Он поднялся на ноги и повторно прыгнул – безрезультатно, превращения не происходило.

— Что такое? – спросил подбегающий Гарик.

— Не могу омышиться, — растерянно хлопал глазами Мишок. – Пробуй ты.

Гарик несколько раз подпрыгивал с невероятным желанием превратиться в мышь. Бесполезно.

Друзья по очереди пробовали превратиться в мышей, и в туман, и в волков, и в зайцев, и в змей, и в крыс, и в черепах, и в буйволов, и в кастрюли (список можно было бы продолжать бесконечно). На смену человеческому облику никакой другой не приходил.

Все, — Тимоха обессилено рухнул на землю.

— Вставай, дружище, — Гарик и Михаил старались поднять великана на ноги. – Пора рвать когти.

Превознемогая боль от синяков и ушибов, полученных при многократных свиданиях с полом, троица нестройным шагом ковыляла через подземелье к двери в лабораторию.

Неожиданно прекрасная видимость подвала сменилась средней. Предметы начали терять свои очертания, стеллажи и горки из бочек стали превращаться в мутные пятна.

— Я ослеп, — Тимоха протирал ладонями глаза. – Я ничего не вижу.

— Я тоже, — страх за собственное здоровье овладел и Михаилом.

— Без паники, — успокаивал друзей Гарик. – Похоже, к нам вернулось обычное зрение. Погодите-ка, — очередная логическая конструкция выстроилась в его голове правильной цепочкой. Гарик провел языком по верхним зубам. – Клыки исчезли!

Мишок и Тимоха повторили эксперимент. Зубы обоих вернулись в первоначальное доперемещенческое состояние. Клыков как ни бывало.

— Мы превратились обратно в людей, — голос Гарика был наполнен нежданно привалившим счастьем.

— Ты это им скажи, — Мишок махнул рукой в сторону винтовой лестницы. Потерявшие вампирское зрение Гарик и Тимоха на уровне инстинкта почувствовали, в какую сторону нужно смотреть.

Из кабинета Дракулы, озаряя подвал светом десятков факелов, спускалась разъяренная толпа Локцервильдцев.

— Найти! Найти! – не унимался староста, шагая далеко не в первых рядах. – Разрушить, сломать, чтобы камня на камне не осталось, разнести в пух и прах.

— Какой неугомонный, — покачал головой Мишок.

Подвал наполнился шумом и грохотом разбиваемых бутылок и проламываемых бочек.

Друзья на цыпочках добежали до левой стены и обреченно сели на пол, облокотившись на деревянный стеллаж. Времени и сил искать дверь в лабораторию больше не было.

— Есть какие-нибудь идеи? – на всякий случай спросил Мишок.

— Молиться, — предложил Тимоха.

— Принимается, — согласились бывшие Великие.

***


— Навались! – скомандовал Кранеш, и под напором мощных плеч лесорубов один из стеллажей, рассыпаясь на отдельные полки, с грохотом повалился на другой, тот, в свою очередь, на третий. Вызванная цепная реакция напоминала костяшки домино, падающие друг за другом. За одной из таких «доминошек» спасались друзья.

— Прощайте, — Мишок зажмурил глаза.

Огромный стеллаж наклонился, осыпая пол бутылочными осколками, воздух наполнился пьянящим ароматом вина многолетней выдержки и наступил мрак. Холодный непроницаемый мрак окутал весь мир. Мрак.

Оставьте комментарий