26 11. 2010

Часть 2. Троянский слон. Глава 11


Глава 11.

Очутившись в колышущейся толще воды, друзья принялись инстинктивно хватать губами воздух, пока до них не дошло, что жидкость ничуть не мешает дышать молодым здоровым организмам.

— Ух, ты! – Выдохнул Тимофей, изучая подводный пейзаж. – Красотища.

Место, в которое отправил героев Аид, было похоже на очень странный тронный зал. Странный, потому что трон был, владелец трона был, а стен, потолка и пола не было. Ноги приятно щекотали нежно зеленые стебли, то тут, то там проносились по немыслимой траектории цветные косяки невиданных рыб, гордо гарцевали отряды морских коньков, в сторожевом загоне, недалеко от трона, злобно скалились зубастые акулы, слышалось непрекращающееся хихиканье нереид.

— Зачем пожаловали? – Осведомился колебатель земли, только после приветствия, друзья обратили внимание на потерявшийся в великолепии подводного царства хлипкий трон и его бородатого владельца с неизменным трезубцем. Одет Посейдон был в синий спортивный костюм, на груди бога висела раковина-свисток, одним словом, тренер сборной!

Вперед, по уже сложившейся традиции, выступил Гарик и, отвесив земной поклон, приступил к делу. Сначала он витиевато поздоровался, пожелав морскому владыке в избытке всех благ, представил прибывших во дворец героев и  попросил вернуть венец Зевса.

— Экий, ты шустрый! – Усмехнулся Посейдон. – Сыграй со мной в плюхи, выиграешь – ваш венец, проиграешь – пойдете ко мне в услужение на 20 лет.

Друзья молча переглянулись, приняв единственно верное решение:

— По рукам! – Озвучил Мишок. – Какие правила?

— Все просто: швыряем камешки, считаем плюхи, у кого больше – тот выиграл. Дается три попытки.

— Когда состязание?

— Прямо сейчас! – Посейдон хлопнул ладоши и друзья оказались на спортивно-полевой базе на морском берегу. Около двадцати нереид, выстроившись в ряд, без устали швыряли голышей по морской глади, оттачивая технику броска. Владыка морей одобрительно хмыкнул и по-отечески потрепал по плечу, видимо, лучшую спортсменку.

— Кто будет играть?

— Я! – Вперед вышел Мишок, друзья справедливо рассудили, что в таком дурацком виде спорта лучших среди них нет, поэтому какая разница, кто будет швырять камни.

— Выбирайте снаряды, — бог простер руки, над усыпанным голышами пляжем.

Мишок молча взял три попавшихся камня.

Соревнование длилось минут пять и закончилось под бурные овации нереид с разгромным для друзей счетом 244:12. Глупо надеяться на выигрыш у морского бога в его родной стихии, когда нужно, море свой камешек подтолкнет, а чужой притопит, впрочем, на этот раз Посейдон выиграл без особых усилий. Насладившись заслуженными аплодисментами, колебатель земли хлопнул в ладоши, переместив себя и заметно погрустневших героев обратно в чертоги тронного зала.

— Не видать вам венца! – Посейдон демонстратоивно извлек из недр спортивного костюма золотое украшение и принялся крутить его на пальце, чего только и ждал Тимоха.

Гигант в три шага допрыгал до трона и с ехидной улыбкой вложил в руки бога не зря припрятанный асфодел. Удивлению Посейдона, не ожидавшего от гостей подобной прыти и наглости в своем дворце, не было предела. Морской владыка умер моментально, выронив венец и закатив зеленые глаза.

Мишок и Гарик, не посвященные Тимохой в хитрый план, ошарашено хлопали глазами.

— Венец у меня! – Довольный Тимофей бежал назад к друзьям, прижимая к груди заветную реликвию. – Делаем отсюда ноги, пока тело не обнаружили.

— Ты только что убил человека! Нет, БОГА!!! – Завопил Гарик.

— Не ори! – Строго предупредил Тимоха, надежно закрывая ладошкой Гарику рот, а заодно и пол-лица. – Ты хотел у этого работорговца 20 лет на водорослевой ферме впахивать? Ламинарии акульим пометом удобрять? Извини, что разбил твою голубую мечту!

— Чего это я, — опомнился сторонник логики. – Ходу отсюда, ходу.

— Зевс!!! Венец у нас! Возвращай на Олимп! – Прокричал вверх Мишок.

Молиться можно, сколько угодно, без надежды на то, что вас наверху услышат и рассмотрят ваши мольбы. Когда же призыв к богам выгоден в первую очередь им, то контакт происходит практически мгновенно. Слово «Олимп» Мишок прокричал уже в зевсовом кабинете.

***

Громовержец удовлетворено потирал ладошки в предвкушении возвращения символа власти на законную макушку. Тимоха без лишних слов и сантиментов передал артефакт эгидодержавцу.

— Ну, удружили, так удружили. Ай, да герои! – Приговаривал Зевс, напяливая долгожданное украшение. – Я, признаться, не верил, что у вас получиться. – Главный бог щелкнул пальцами, и перед ним появилось зеркальце. Зеркальце парило в воздухе, показывая обрамленную венцом божественную маковку со всевозможных ракурсов – Зевс не мог налюбоваться собой любимым.

— Венец мы добыли, следовательно, свою часть договора выполнили, — напомнил Гарик.

— Без вопросов, — Зевс откинулся на спинку трона и демонстративно протянул вперед, готовые к действиям длани. – Куда прикажете?

— ДОМОЙ!!! – Хором выдохнули Тимофей, Мишок и Гарик.

***

Тритон возвращался с Олимпа в родные пенаты после бурного празднования окончания троянской войны. Родное море встретило пошатывавшегося от многодневных гуляний бога девятибалльным штормом и неподвижным родителем. Посейдон лежал на собственном троне, вывалив набок язык и выронив золотой трезубец, рядом с трезубцем лежал пожухлый асфодел. Тритон отрезвел в мгновение:

— Батя! Очнись! – Он тряхнул за плечо владыку морей.

Глаза Посейдона чуть дернулись и уставились осмысленным взглядом на сына.

Аид не соврал Тимохе: тюльпан смерти действительно убивал всех, к кому прикасался, и даже богов, но последних он убивал не до конца, все-таки бессмертные. Тем не менее колебатель земли изведал немало неприятных моментов после прикосновения к асфоделу.

— Где они? – Глаза Посейдона наливались жизненной силой вперемешку с зеленым свечением ненависти.

— Кто? – Не понял Тритон.

— Одиссей, Аякс и Ахилл.

— Когда я вошел в зал, ты лежал на своем троне в полном одиночестве. С тобой все в порядке? – На всякий случай поинтересовался заботливый сын.

— Будет еще лучше, когда я узнаю, где эти, эти, эти… – Посейдон не мог подобрать слова, точно описывающего друзей.

— Герои. – Закончил мысль Тритон.

— Герои. – Повторил морской владыка и стиснул зеленые кулачищи, при виде которых служебно-розыскные акулы жалобно заскулили в своем загоне.

— Последнее время они гостили на Олимпе. Зевс принимал их, как богов.

— С чего такие почести?

— Как же! Ты не знаешь, они взяли Трою.

— Втроем? – По лицу Посейдона скользнула усмешка.

— Не втроем, конечно, но благодаря хитрому плану Одиссея, гигантскому деревянному слону.

Посейдон посинел от злости, вспомнив про нелепую богорадину на берегу, которую прочили ему в качестве жертвы, за её созданием, оказывается, тоже стояли эти трое. Посейдон позеленел, посерел, побледнел, затем посинел обратно. Акулы, забившись в самый дальний угол вольера, нервно щипали водоросли.

— На Олимпе, говоришь, гостят? – Колебатель земли сдавил свисток-раковину, она хрустнула.

Тритон кивнул.

— Ну, я им устрою!!!

Посейдон хлопнул в ладоши и исчез.

***

— Они живы, — чуть слышно пролепетал Эрот в приоткрытую дверь родительской опочивальни. Гнева мамочки Афродиты он боялся небезосновательно.

— ЧТО?!! – Взревела богиня любви, вскакивая с мягкого ложа.

— Ух, ё, — прошептал Арес, робко выкарабкиваясь из-под одеяла.

— Ты не смог справиться со смертными?

— Но они, оказались сильнее моих чар, — пухлый влюбляльщик не входил в спальню, предпочитая беседовать с мамулей из-за двери.

— Ты огорчил меня!

— Прости, мама, я все исправлю.

— Нет уж, хватит! Где они?

— Секунду назад они появились на Олимпе в кабинете деда.

Глаза богини любви свернули хищным огнем, волосы из светло-пшеничных локонов превратились в огненно рыжие завитушки, белая ночная рубашка сменилась золотой броней.

— Арес, мы идем на охоту. – Гаркнула Афродита в сторону супружеского ложа, ответом ей была тишина. – Арес, — рявкнула он во второй раз, никто не отозвался, — АРЕС!!!

Афродита развернулась, спальня была пуста, лишь на прикроватной тумбочке белел кусок пергамента с неровным мужниным почерком:

«Я в Валгалле помогаю Одину. К обеду не жди. Целую, Арес.»

— Скотина слабохарактерная, — Афродита скомкала записку и швырнула её под кровать. – Хочешь сделать хорошо, сделай сам. Ну, я им устрою!!!

***

Зевс выполнял сложные пассы ладонями, корректируя координаты конечной остановки героев в пространственно-временном континууме. Троица с воодушевлением и предвкушением встречи с родным домом взирала на хитрые жесты главного бога. Через несколько секунд друзей начало обволакивать голубое сияние, в это же мгновение в зале с воплем: «Ну, я им устрою!!!» появились две фигуры, одна с трезубцем материализовалась в центре кабинета, другая с развевающимися волосам и горящими глазами ворвалась в дверной проем.

Появившиеся без объяснений выкинули вперед руки, и в голубое облако, поглотившее друзей, вонзились два луча энергии: красный, пущенный Афродитой и бирюзовый Посейдоновский.

Лучи ударили вдогонку исчезающей троице, но последнее слово осталось за главным богом, и слово это было:

— Упс!

Оставьте комментарий